В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
лобби человечество социальная политика Олимпиада активность алкоголизм алкоголь анонс антисанитария бактерии безопасность благотворительность боль бросить курить велосипед ВИЧ/СПИД вода водка воздух воспитание вредные привычки выставка гигиена демография дети добро досуг еда жара женщина зависимость загар загрязнение закон здоровье здравоохранение зло игромания импорт инвалидность инфекция исследование история история успеха качество качество питания кино климат консерванты косметика кризис культура курение лекарства личность медицина миграция Минздрав мифы молодость мужчины мусор мышление напитки наркомания наркотик наркотики насилие наука нравы образ жизни образование общепит общество общество потребления окружающая среда опрос органик ответственность отравление отходы память пенсия питание пластик погода подростки политика потребление права потребителей права человека профилактика психиатрия психика психология пьянство работа радиация рак рейтинг реклама религия секс сельское хозяйство сироты скандал смертность смерть спорт среда старение старость статистика счастье технологии традиции угрозы форум ценности чистота ЧП школа эко экология экономика эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Есть ли жизнь без Facebook? О человеческих отношениях в эпоху соцсетей

Добавлено:
Американка Карин Вайнио накануне узнала, что несколько дней назад умер ее друг. Выяснилось, что он давно болел, однако Facebook не показывал его посты, и теперь Карин винит соцсети в том, что ей пришлось пережить. История американки — это опасный диагноз всем, кто не мыслит жизнь без виртуального общения, считает журналист Станислав Кучер.
О трагедии и своих переживаниях, с ней связанных, Карин рассказала в серии твитов. С другом, имени которого она не называет, женщина познакомилась больше 15 лет назад на игровом форуме и с тех пор их дружба развивалась и крепла на страницах Facebook. В реальной жизни они встретились только однажды, но два месяца назад друг написал Карин, что готов в любой момент, если она захочет приехать, приютить ее с семьей у себя дома в Портленде. Потом этого человека положили в больницу, где он и умер, Узнав об этом, Карин испытала шок, зашла на его страницу, пролистала посты и впервые увидела ноябрьскую запись о госпитализации. Дальше считаю уместным процитировать твит Карин дословно:
«Мне этот пост ни разу не показали. Я поговорила с другими друзьями — они тоже не видели того поста из больницы. Мы не смогли поддержать его, потому что просто не знали о беде. Мы даже не оставили ему комментариев, потому что не видели поста. Неужели он умер, думая, что нам все равно? Мы не просто потеряли друга, мы даже не знаем, знал ли он, что мы не знали о его болезни. И, кажется, все из-за алгоритмов Facebook, который счел, что раз мой друг не пишет много, то его посты не нужно показывать».
В ветке комментариев к этому твиту очень много разных замечаний – от слов поддержки, сочувствия женщине и возмущения сотрудниками Facebook до недоумения по поводу ее претензий к соцсети. Вот отзыв, который я также хочу привести полностью, поскольку, на мой взгляд, он лучше других отражает суть проблемы:
«Если вы доверяете Facebook в таких серьезных вопросах и считаете Facebook виновным в том, что оказались неспособны поддерживать связь с друзьями в реальной жизни, вы, возможно, являетесь худшим выбором в друзья на этой планете».
На подобные комменты – а их было много — Карин ответила замечанием, что на излете 2017 года людям пора понять: человеческие отношения без соцсетей попросту невозможны, а потому соцсети должны отдавать себе отчет в возможных последствиях своей работы.
Мне кажется, то, что случилось с Карин – это своего рода колокол, который звонит по всем нам, включая тех, кто, подобно многим алкоголикам, утверждает, что никакой зависимости у них нет. Карин, судя по фотографии профиля, не 15, не 20, не 30, возможно, уже и не 40 лет. Она из поколения, как минимум, половина жизни которого прошла без интернета, уж точно большая часть – без соцсетей. Карин точно застала время, когда с днем рождения действительно важных в жизни людей поздравляли лично объятиями и поцелуями, в крайнем случае – телефонным звонком. Я не знаю, сколько времени она проводит в виртуальной жизни сегодня, но вчерашнюю жизнь «в реале» она помнит прекрасно. Должна, по крайней мере, помнить.
И, если жертвой «алгоритмов Facebook» позволил себе стать взрослый человек и мать, то с какими жизненными драмами, чреватыми настоящими человеческими трагедиями, предстоит однажды столкнуться тем, кто с головой нырнул в соцсети, как только научился читать?
Я не собираюсь читать никаких нотаций — беспомощность и уязвимость огромного количества землян, не мыслящих жизнь без интернета, очевидна. Чтобы понять масштаб, достаточно просто честно ответить себе на вопрос: cмогу ли я не сойти с ума и не проиграть в качестве моей жизни, если в результате вселенского катаклизма вдруг хотя бы на год отрубится интернет?
Но кое-что я все же хочу сказать: если вы всерьез считаете, что человеческие отношения без соцсетей невозможны, вы никогда не испытаете всей прелести человеческих отношений. И, если регулярно ходите в туалет с телефоном, будьте готовы к тому, что однажды… Дальнейшее оставляю на волю вашей фантазии.
Источник: «Коммерсант-FM»
Версия для печати

Метки статьи: технологии, ценности

Комментарии:

    Читайте также:

    Трудно представить, где бы могли пересечься пути известного кинорежиссера, матери-героини из Киева, ночами пишущей стихи, и активистов борьбы за трезвость, не будь премии «На благо мира». Её жюри из миллионов юзеров оценивает творчество лишь по одному критерию, меняет ли оно мир к лучшему? О премии и первых победителях рассказывает президент Благотворительного фонда «На благо мира» Александр Усанин. 

    Треть россиян называют утрату нравственных ценностей одной из главных угроз для будущего страны. Но экономического кризиса мы боимся все же больше, сообщает ВЦИОМ.

    Самая большая беда отечественной медицины — и советской, и постсоветской — состоит не в недофинансированности, не в плохой технической оснащённости и даже не в скверной подготовке кадров всех уровней.  Главная беда — в принятом подходе к лечению, считает выпускник мединститута, а ныне Интернет-деятель Антон Носик.