В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
лобби человечество социальная политика Олимпиада активность алкоголизм алкоголь анонс антисанитария бактерии безопасность благотворительность боль бросить курить велосипед ВИЧ/СПИД вода водка воздух воспитание вредные привычки выставка гигиена демография дети добро досуг еда жара женщина зависимость загар загрязнение закон здоровье здравоохранение зло игромания импорт инвалидность инфекция исследование история история успеха качество качество питания кино климат консерванты косметика кризис культура курение лекарства личность медицина миграция Минздрав мифы молодость мужчины мусор мышление напитки наркомания наркотик наркотики насилие наука нравы образ жизни образование общепит общество общество потребления окружающая среда опрос органик ответственность отравление отходы память пенсионная реформа пенсия питание пластик погода подростки политика потребление права потребителей права человека профилактика психиатрия психика психология пьянство работа радиация рак рейтинг реклама религия секс сельское хозяйство сироты скандал смертность смерть спорт среда старение старость статистика счастье технологии традиции угрозы форум ценности чистота ЧП школа эко экология экономика эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Нужен ли в России «сухой закон»? Главный секрет государства - данные об алкогольной смертности

Добавлено:

Введение «сухого закона» не решит проблемы пьянства. Ограничивать потребление алкоголя необходимо и, прежде всего, для молодежи, но еще важнее – создавать этому «пути в никуда» альтернативу, считает депутат – эсер Антон Беляков.

Недавно я принимал участие в одной передаче, обсуждали тему: вводить ли в России «сухой закон». Мое мнение, что, конечно, нет. Несмотря на то, что я одним из первых в Госдуме начал говорить о том, что нам необходимо срочно ограничить доступ подростков к алкоголю и запретить рекламу пива на телевидении, еще в 2009 году внес соответствующие законопроекты – все же считаю, что введение «сухого закона» – это явный перебор.
Жесткие ограничения, в первую очередь, для подростков – нужны. Но вместе с тем нужна полноценная молодежная политика – чтобы у подростков была альтернатива. Это все очевидно, только почему-то не реализуется. А главное, я прекрасно понимаю, что даже если будет реализована качественная молодежная программа, только следующее поколение детей, а, может, и через поколение осознает, что алкоголь – это путь в никуда, путь ущербный, и что этому «пути в никуда» есть альтернатива.
Введение «сухого закона», очевидно, негативно скажется на экономике и общей атмосфере в стране. Тому есть множество примеров. Из опыта СССР и зарубежных стран можно сделать однозначный вывод, что введение таких мер ведет, в том числе, к социальному взрыву. 
Опыт СССР:
Кампания 1958 года
В 1958 году было принято Постановление ЦК КПСС и советского правительства «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками». Запрещалась продажа водки во всех предприятиях торговли общественного питания (кроме ресторанов), расположенных на вокзалах, в аэропортах, на привокзальных и пристанционных площадях. Не допускалась продажа водки в непосредственной близости от промышленных предприятий, учебных заведений, детских учреждений, больниц, санаториев, в местах массовых гуляний и отдыха.
Кампания 1972 года
Следующая антиалкогольная кампания началась в 1972 году. 16 мая было опубликовано Постановление № 361 «О мерах по усилению борьбы против пьянства и алкоголизма». Предполагалось сократить производство крепких напитков, но взамен расширить производство виноградного вина, пива и безалкогольных напитков. Также были повышены цены на спиртное; прекращено производство водки крепостью 50 и 56°; время торговли алкогольными напитками крепостью 30° и выше было ограничено промежутком с 11 до 19 часов; были созданы лечебно-трудовые профилактории (ЛТП), куда людей отправляли принудительно; из фильмов вырезали сцены с употреблением спиртных напитков. Лозунг кампании: «Пьянству — бой!».
Кампания 1985 года
Главный государственный секрет Советского Союза - это данные об алкогольной смертности. На чаше весов оказались: смертность народа от алкоголя и доход от алкогольной продукции. Одно время бюджет СССР, а потом и России называли «пьяным бюджетом». Вот небольшой пример: во время правления Леонида Брежнева продажи алкоголя выросли со 100 млрд рублей до 170 млрд. рублей. 
По закрытым данным Госкомстата СССР, за 20 лет - с 1960 по 1980 годы -  алкогольная смертность в нашей стране выросла до 47%. Это значит, что примерно каждый третий мужчина умирал от водки. При Брежневе цены на водку поднимались неоднократно, госбюджет получал дополнительные доходы, но производство водки не снижалось. Алкоголизация страны достигла своего апогея.
При Юрии Андропове в Политбюро была создана комиссия по разработке специального антиалкогольного постановления, но череда смертей первых лиц государства затормозила его внедрение. 
И только в 1985 году с приходом Михаила Горбачева началась реализация данного постановления («сухого закона»). Решение о радикальных методах борьбы с пьянством было рискованным, однако расчет был на то, что потерянные доходы от продажи водки СССР сможет пережить, так как цена на нефть в начале 1985 года была около 30$ за баррель  - для поддержания советской экономики этого было достаточно. Правительство пошло на сокращение дохода в бюджет от реализации алкоголя, так как пьянство достигло катастрофических показателей.
16 мая 1985 Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», прозванный в народе «Полусухой Закон».
Закоренелые алкоголики не сдавались: они начали пить лаки, политуру, тормозную жидкость, одеколоны. Некоторые употребляли «клей БФ».
США
Восемнадцатая поправка к Конституции США
В Америке движения протеста, направленного против алкогольной продукции и её распространителей, начались в конце XVIII столетия. Дело в том, что в годы, последовавшие за американской революцией, колонии испытывали проблемы социального характера, связанные именно с алкоголем, с резким ростом числа пьяных убийств, насилий и грабежей. Первым, кто выступил с протестом против пьянства, был доктор Бенджамин Раш, подписавший декларацию независимости от имени штата Пенсильвания. В частности, он выступил против ежедневной порции виски, выдававшейся солдатам в войсках Конгресса. 
Помимо этого, в обычаях американцев того периода было ежедневное употребление нескольких кружек виски взамен кофе и чая, принятых в Европе.  Тем самым последователи американской независимости дистанцировали себя от Старого Света. По их логике, кофе и чай — это колониальные продукты, доставлявшиеся в колонии метрополией, а виски — местный продукт: в северных штатах его изготовляли из ржи, в южных - из кукурузы. Новой стране нужен был национальный напиток и, по какой-то случайности, им был избран виски.
Однако поиски американской идентичности приобрели столь угрожающие масштабы, что представители общественности и политические деятели были вынуждены обратить на это свое внимание. Более целенаправленно и бескомпромиссно протестовали пресвитериане в Коннектикуте. Поначалу, в 1825 году их требования ограничивались сокращением числа питейных заведений, но к 1840 году они дошли до ультимативных заявлений в поддержку полного запрета алкоголя на всей территории США. 
В 1851 году 12 штатов по взаимному согласию приняли у себя антиалкогольные законодательства. После гражданской войны в 1869 году создается Партия Запрета (The Prohibition Party), в 1873 году -- Женский Христианский Союз Воздержания (WCTU), в 1893 году -- Анти-Салуновая Лига Америки (ASLA). Все эти организации основной своей деятельностью избрали лоббирование антиалкогольного законодательства. В сентябре 1917 года в США было прекращено производство виски, а в мае 1919 года та же участь постигла производство пива.
В октябре 1919 года был принят закон Волстеда, регламентировавший принудительную реализацию Восемнадцатой поправки (вопреки вето президента Вудро Вильсона). С 1 июля 1919 года на территории США была полностью запрещена продажа спиртных напитков, а 16 января 1920 года. вступила в силу Восемнадцатая поправка к Конституции США. 
Антиалкогольные меры были крайне непопулярны, к тому же они существенно повредили национальной экономике и способствовали росту организованной преступности. Гангстерские группировки (бутлегеры) наживались на контрабанде и подпольной торговле спиртным, не облагавшейся налогами. В штате Нью-Йорк «невыполнение закона» составляло 95 %, в регионе Сан-Франциско — 85 %. «Вместо того, чтобы очистить общество, «сухой закон» поверг его в глубочайшую коррупцию. Он возвел на трон и позволил царствовать Аль Капоне». Под давлением общественности в декабре 1933 года была принята Двадцать первая поправка к Конституции США, отменявшая общенациональный «сухой закон».
Впрочем, на уровне отдельных штатов ограничения оставались. Оклахома, Канзас и Миссисипи оставались «сухими» ещё в 1948 году. Штат Миссисипи последним из всех снял ограничения в 1966 году.
Финляндия
«Сухой закон» вступил в силу 1 июня 1919 года. Он закрепил за государственной алкогольной компанией монопольное право на производство, импорт и продажу алкогольных напитков, разрешив использование алкоголя только в лечебных, научных и технических целях. Закон касался всего, что содержит в объёме более 2 % этанола, исключая денатурат.
Принятие закона, однако, привело к росту контрабанды и подпольного рынка. Самогоноварение и контрабанда спирта достигли угрожающих размеров. Количество конфискованного алкоголя росло год от года и в 1930 превысило один миллион литров.
Незаконная торговля спиртом превратилась в баснословно прибыльный вид бизнеса. Основная часть спирта завозилась в страну кораблями через Финский залив из Польши, стран Прибалтики и Германии. Контрабандисты изобрели специальные «спиртовые торпеды» — собранные воедино в многометровую конструкцию жестяные канистры, буксируемые позади корабля. При опасности трос бросался и «торпеда» шла на дно — носовая часть была заполнена солью. Через определённое время соль растворялась — нужно было лишь запомнить место и вернуться. 
Ежегодно контрабандисты поставляли в Финляндию до 6 миллионов литров спирта. Продавался контрабандный спирт в 12-литровых канистрах или в сосудах ёмкостью в четверть литра (т. н. «воробушки»). В любом хельсинкском ресторане, зная правильные термины, можно было заказать креплёный спиртом чай или кофе.
Были и другие последствия: изготовленная в неизвестных условиях водка часто содержала метанол. Расширялась коррупция. Осложнились отношения с экспортёрами вина — Португалией и Францией.
Справляться с контрабандой становилось всё сложнее, ресурсов полиции и таможенников просто не хватало, так как после 1922 года 80 % преступлений – это были нарушения «сухого закона». В конце 1931 года правительство приняло решение организовать всенародный референдум по вопросу об отмене «сухого закона». 29-30 декабря 1931 года более 70 % избирателей проголосовали за его отмену. В голосовании приняли участие 44 % граждан, имевших право голоса.
Парламент одобрил отмену закона: 120 депутатов проголосовали за его отмену, и лишь 45 — против. 5 апреля 1932 года в 10:00 алкогольные магазины были открыты по всей стране.
Блог Антона Белякова
Версия для печати

Метки статьи: алкоголь, пьянство

Комментарии:

Читайте также:

В правительстве обсуждают очередную антиалкогольную меру - хотят запретить продажу водки в ночное время. Чиновников не смущает, что запретительные меры, которые у нас принимали с 1917 года, почти никогда не работали.

Говорят, следовать моде смешно, а не следовать глупо. Но когда речь заходит о моде на алкоголь и наркотики, становится не до смеха. Как ни назови пристрастие к алкоголю и тем более наркотикам – модой, вредной привычкой, зависимостью – ясно одно: прежде чем следовать таким «модным трендам», надо вспомнить о своем здоровье и десять раз подумать – а оно того стоит?

Каждый из нас хочет быть свободным. Но отстаивая «глобальные» свободы, мы не замечаем, как попадаем в зависимость от собственных слабостей и вредных привычек, которые постепенно разрушают не только здоровье, но и нашу личность, нашу жизнь. Свобода и зависимость – как гений и злодейство – «вещи несовместные».