В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 07:40
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
лобби Олимпиада социальная политика активность алкоголизм алкоголь анонс антисанитария бактерии безопасность благотворительность боль бросить курить велосипед ВИЧ/СПИД вода водка воздух воспитание вредные привычки выставка гигиена демография дети добро досуг еда жара зависимость загар закон здоровье здравоохранение зло игромания импорт инвалидность инфекция исследование история история успеха качество качество питания кино климат консерванты косметика кризис культура курение лекарства медицина миграция Минздрав мифы молодость мужчины мусор мышление напитки наркомания наркотик наркотики насилие наука нравы образ жизни образование общество общество потребления окружающая среда органик ответственность отравление отходы память пенсия питание пластик погода подростки политика потребление права потребителей права человека профилактика психиатрия психика психология пьянство работа радиация рак рейтинг реклама религия секс сельское хозяйство сироты скандал смертность смерть спорт среда старение старость статистика счастье технологии традиции форум ценности чистота ЧП эко экология экономика эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Оскалив клики Кому выгодно нагнетание страха и ненависти в Сети

Добавлено:
В интернете больше половины пользователей сталкивались с угрозами и оскорблениями, а российский сегмент вообще один из самых агрессивных — это показало международное исследование. Откуда возникают страх и ненависть в Сети и кто на этом зарабатывает.
текст: Мария Портнягина.
Бессонница, стресс, неуверенность в себе — лишь немногое из того, на что жаловались интернет-пользователи — участники опроса, проведенного компанией Microsoft в 14 странах, включая Россию. А еще: кризис в личной жизни, учебе, на работе. Самая повторяющаяся жалоба: «Я теперь меньше доверяю людям». Причем не только в Сети, но и в реальности.
Все это результат агрессивных нападок в интернете — от оскорблений до шантажа и преследования. Согласно опросу, пострадавшими себя считают 65 процентов пользователей. В России — 74 процента — один из самых высоких показателей.
Исследование разделило страны по уровню культуры поведения в интернете. Выяснилось, что в странах с низкой культурой пользователей отличает беззаботность: они убеждены, что ничего плохого в Сети с ними не случится. О том, что придется как-то защищаться, наши люди задумываются, уже столкнувшись с неприятностями. Хотя превентивные меры не требуют особых усилий, уверяют эксперты по кибербезопасности: главное — как можно меньше ваших персональных данных в открытом доступе.
Агрессия в Сети проявляется в разных формах. Наиболее типичная — оскорбления. Но бывают и весьма изощренные, как, например, скрытое преследование. Так, в начале февраля британская пресса обсуждала историю жительницы Шотландии Эйри Джил Шарп, которая в течение четырех лет выкладывала в аккаунте Twitter свои фотографии с молодым человеком, в том числе из путешествий, а ее подписчики ставили «лайки» и поздравляли с удачным выбором. Идиллия, вероятно, продолжалась бы и дальше, но один из подписчиков заметил следы фотошопа и, чтобы разоблачить обманщицу, разыскал в соцсетях молодого человека со снимков. А тот, узнав о подлоге, был шокирован еще больше, когда выяснилось, что Шарп все эти годы следила за его аккаунтом и главным образом фотографиями из поездок, чтобы потом побывать в тех же местах и сняться на камеру для совместных фотоколлажей. Шарп с молодым человеком прямо никак не контактировала, и все же он считает себя пострадавшим.
У агрессии в интернете, как показал опрос, есть национальные особенности. Так, в России и Южной Африке пользователи больше сталкиваются с домогательствами, в Мексике они страдают от угроз сексуального насилия, бич китайского интернета — запугивание и шантаж с использованием украденной личной информации.
В странах с развитой интернет-культурой, где пользователи, по идее, знают, как защититься от сетевых агрессоров, свои нюансы. Там жертвы судятся. Среди наиболее резонансных — недавняя история неаполитанки Тицианы Кантоне. Ее бывший бойфренд выложил в Сеть откровенное видео с ее участием, порносайты подхватили наживку, а кадры разошлись по итальянскому сегменту интернета как мемы. На борьбу с травлей она потратила два года и добилась «права на забвение» — видео было удалено c сайтов поисковиков и других онлайн-ресурсов. Несмотря на это, у истории трагическая концовка: спустя время Кантоне покончила с собой.
Случай, казалось бы, исключительный и чужой. Если не знать, что согласно опросу, проведенному компанией ESET, каждый третий россиянин, ведущий романтическую переписку онлайн, обменивается с собеседником своими интимными снимками. Как защитить себя, если собеседник не оправдает доверия? Этот вопрос волнует не только любителей такого общения в России. Многие из них, показало исследование, предпочитают использовать мессенджеры — и это неслучайно.
Популярность этих сервисов по мгновенному обмену сообщениями стремительно растет в мире и России в частности. Как их позиционируют создатели, это зашифрованная, то есть более защищенная коммуникация, от спецслужб, хакеров и, вероятно, непорядочных любовников. Одна из опций многих мессенджеров — исчезающие сообщения, то есть отправленный текст, фото или видео стираются после просмотра.
Разумная предусмотрительность? Или признак кризиса доверия? Социологи и психологи (появились целые научные направления — социология интернета и киберпсихология) не дают однозначного ответа.
— С момента появления интернета представление о доверии в его пространстве заметно изменилось,— считает социолог, интернет-исследователь Полина Колозариди.— В период расцвета ЖЖ пользователи зачастую общались с теми, кого не знали, вообще ни разу в жизни не видели. А сегодня, в эпоху соцсетей и мессенджеров, мы обычно знаем того, с кем общаемся, контакты с незнакомцами — скорее редкость. При этом развиваются онлайн-ресурсы по каучсерфингу и совместному потреблению (sharing economy), которые, по идее, строятся на доверии между незнакомыми друг другу пользователями.
Таким образом, заключает Колозариди, в интернете формируется бизнес на доверии. Вместе с тем находятся те, кто, в свою очередь, пытается заработать на ненависти. Как, например, американский писатель-комик Брендан Альпер, бывший инвестбанкир, который в этом году запустил мобильное приложение для знакомств Hater (в переводе с английского — ненавистник). Программа подыскивает потенциальных партнеров на основе совпадений не предпочтений, как это обычно делается, а ненавистных вещей. При регистрации пользователь может выбрать из 2 тысяч тем те, которые его бесят: Дональд Трамп, медленно идущие люди, подтаявшее мороженое, селфи и тому подобное. По словам создателя приложения, он против любых форм дискриминации и агрессии и верит в то, что от ненависти до любви один клик.
Сетевое поле боя
На минувшей неделе официальный представитель ФСБ заявил, что за год объекты критической информационной инфраструктуры России подвергались атакам около 70 млн раз и «большинство компьютерных атак были из-за рубежа». В это же время за рубежом не утихают дебаты о злонамеренных действиях «русских хакеров» в США и Европе. Поступают и свежие новости с «фронтов»: кибератаке подверглись Вооруженные силы Швеции, в Евросоюзе констатировали, что под ударом серверы ЕС (110 попыток взлома только в Еврокомиссии), в Японии прошел спецсеминар для ключевых компаний в сфере энергетики и транспорта по кибербезопасности, поскольку угроза «вторжения» в их системы как никогда высока...
Сеть — это по-прежнему пространство возможностей, отмечают исследователи интернета, в том числе и для проектов, подобных Hater. Однако, подчеркивают они, теперь присутствие в Сети сродни обязанности, ведь сегодня не иметь аккаунта в соцсетях — значит выпадать из жизни. Другая крайность — интернет-зависимость, от которой уже даже «лечат» — цифровым детоксом (временным отказом от гаджетов). В связи с этим эксперты заговорили о потребности в «интернет-гигиене». К примеру, сегодня событие, ставшее резонансным и вызвавшее ожесточенные споры в соцсетях, нередко оказывается поводом к «чистке» френдленты. Речь не только о расхождении позиций: из «друзей» удаляют наиболее агрессивных.
Группа исследователей в Манитобском университете (Канада) уже несколько лет занимается изучением интернет-троллей — пожалуй, самых надоедливых и расплодившихся за последнее время в Сети агрессоров. Они утверждают, что на самом деле троллинг — это не онлайн-феномен, а проявление обыкновенного садизма, ведь человек получает удовольствие от издевательства над другими. И это дополнительный аргумент в пользу того, что агрессивен не интернет, а некоторые его пользователи.
«У агрессии в интернете, как показал опрос, есть национальные особенности. Так, в России и Южной Африке пользователи больше сталкиваются с домогательствами»

экспертиза

Из офлайна в онлайн
Олеся Кольцова, заведующая лабораторией интернет-исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге
Более агрессивная среда, как показывают межстрановые исследования, отличает страны с низким уровнем доверия и высоким уровнем коррупции. Низкое доверие осложняет межличностные отношения. Коррупция в широком смысле (не только взяточничество, а готовность людей действовать в обход правил, не выполнять договорных обязательств) порождает недоверие, раздражение. Действует принцип: кто сильнее — тот и прав. Россия, к сожалению, относится именно к таким странам. Это и отражается в интернете. Повышенная агрессивность — это не специфика российского сегмента интернета, это специфика российского общества.
Некоторые видят причину распространения агрессии в анонимности интернета. Но, например, в детской среде анонимности нет: в интернет выплескивается то же, что дети творят в школе, агрессоры не скрываются от жертвы. Детский кибербуллинг (травля в интернете) наиболее жестокий и бескомпромиссный. Так что дело не в анонимности.
Впрочем, отчасти агрессивность в Сети можно объяснить отсутствием контакта глаза в глаза. То, что ты пишешь, выглядит менее убедительным, чем то, что говоришь. Поэтому на письме хочется употребить более выразительные слова. А когда читаешь — все наоборот. Написанное слово воспринимаешь болезненнее, потому что на нем внимание невольно фиксируется больше, чем на сказанном. С такой переоценки написанного и начинается агрессия. Мы, например, анализировали комментарии к новостям. Если первые 3-4 комментария спокойные, то и дальше обсуждение развивается спокойно или вовсе затихает. А если к такой же новости, только опубликованной на другом ресурсе, первые комментарии агрессивные, то дальше следует ругань.
«Повышенная агрессивность — это специфика российского общества, а не интернета»
Важно различать «профессиональных» агрессоров (кто изначально настроен на конфликт) и тех, кто просто вспылил в силу каких-то обстоятельств. Их легко выявить. Обычный человек, если ответить на его грубость сдержанно, унимается и переходит на спокойный тон разговора. А «профессиональный» агрессор не реагирует и продолжает сыпать оскорблениями. Для собственного спокойствия лучше не втягиваться в разговор с ним, ведь у агрессора цель — оставить вас неправым в любом случае.
Как защититься от агрессии? Обычный пользователь, который хочет поддерживать свои приватные контакты — с семьей, друзьями, одноклассниками, коллегами, может регулировать настройки приватности и ограничивать круг тех, кто видит его данные, записи. Другая стратегия поведения у публичной персоны. Ее цель — сделать свою страницу открытой, но тогда надо быть готовым к тому, что на ней будут появляться агрессивно настроенные персонажи.
опрос
Травля битами
Россияне жалуются на агрессию в Сети больше, чем жители многих других стран
Доля тех, кто сталкивался с оскорблениями, домогательствами, угрозами и тому подобным в интернете (в % от числа опрошенных)
Источник: Microsoft, 2017 год

брифинг

Сергей Ениколопов, психолог
Интернет дал нам возможность реагировать на новости, события, сообщения тут же. А к немедленным реакциям более склонны высокоагрессивные люди, напуганные люди, а также неофиты. Вообще, людей, которые прежде обдумывают свои слова и поступки, мало... Есть и то, что называется «накопившееся»: условно говоря, люди злили меня в метро, на работе меня злил начальник, жена подала невкусный обед, и тут я зашел в интернет и всех безнаказанно обругал. В это вовлекаются другие, и так повышается общий градус враждебности.
Источник: «Афиша Daily»
Василий Гатов, медиааналитик
Сегодня в интернете в качестве «агрессивного» маркируется не только действительно агрессивное поведение (троллинг, оскорбления, шовинизм и т.п.), но и попытки обсуждения недостатков России как страны, российского общества и его представителей (особенно если такое обсуждение саморефлексивно или допускает ироническое отношение к «русским» и «русскому»)... Преувеличенное, постоянно вытаскиваемое на поверхность обсуждение чужой агрессии — отличительная черта современной российской (и — шире — русскоязычной) сетевой публичной сферы.
Источник: InLiberty.ru
Татьяна Устинова, писатель
Агрессия в интернете — от нелюбви. Мы живем в состоянии ненависти к окружающим, а интернет — зеркало того, что происходит в обществе. Причины можно искать в нашем суровом климате, в истории страны, богатой кризисами и неурядицами, в напряженности последних лет... А еще общее для всех стран — это анонимность в интернете. Скрываясь под ником, агрессор полагает, что не несет ответственности за свои действия, что все дозволено. Удивительно еще, что люди повально, не фильтруя, выносят на публику свою частную жизнь,— это всегда риск.
Источник: соб. инф.

детали

Нежелательные контакты
Наиболее распространенные риски при общении в онлайне
Вторжение
Почти половина пользователей, по данным Microsoft, жалуется на так называемые нежелательные контакты. Это навязчивое поведение другого пользователя, оскорбительные комментарии, вульгарные обращения. Каждый десятый отмечает, что стал жертвой дискриминации, будь то пол, возраст, национальность, социальное положение, внешность. В ходе опроса, проведенного в 14 странах, включая Россию, респонденты (1 процент) признались, что в интернете их пытались вербовать террористические организации.
Преследование
Следующий по распространенности тип агрессивного поведения, на который жалуются интернет-пользователи, уже выходит за рамки лишь словесных баталий. К нему относятся прямые угрозы (22 процента), троллинг (21 процент), домогательства (17 процентов), травля (9 процентов), провокации (3 процента). Чаще всего это целенаправленные действия, которые могут повторяться долгое время, как, например, киберсталкинг — продолжительное преследование в интернете.
Атака
Каждый третий пользователь оказывался жертвой агрессивного поведения сексуального характера в Сети. Это отдельная категория жалоб. Чаще всего речь идет о сексуальном домогательстве, нежелательных сообщениях провокационного содержания. Но бывают и более тяжелые случаи (от них пострадали 3 процента). Например, взлом данных, среди которых оказываются откровенные снимки пользователя, и затем угроза разоблачения. Или «порноместь», когда, допустим, бывший возлюбленный выкладывает в Сеть совместное откровенное видео, снятое в свое время не для публики.
Удар на поражение
Почти 20 процентов пользователей сталкивались с действиями в Сети, которые нанесли урон их репутации. Чаще дело касалось личной репутации, около 4 процентов заявили, что пострадала их карьера. Речь прежде всего о краже данных, нацеленной на разоблачение пользователя и в дальнейшем шантаж либо широкую огласку. Эта хакерская практика получила особое название — doxing (от англ. documents — документы, материалы) и, по данным Microsoft, больше всего распространена в Китае.
источник и инфографика: «Огонек»
фото:Verywell 
Версия для печати

Метки статьи: технологии, нравы, ценности

Комментарии:

    Читайте также:

    Трудно представить, где бы могли пересечься пути известного кинорежиссера, матери-героини из Киева, ночами пишущей стихи, и активистов борьбы за трезвость, не будь премии «На благо мира». Её жюри из миллионов юзеров оценивает творчество лишь по одному критерию, меняет ли оно мир к лучшему? О премии и первых победителях рассказывает президент Благотворительного фонда «На благо мира» Александр Усанин. 

    Треть россиян называют утрату нравственных ценностей одной из главных угроз для будущего страны. Но экономического кризиса мы боимся все же больше, сообщает ВЦИОМ.

    Самая большая беда отечественной медицины — и советской, и постсоветской — состоит не в недофинансированности, не в плохой технической оснащённости и даже не в скверной подготовке кадров всех уровней.  Главная беда — в принятом подходе к лечению, считает выпускник мединститута, а ныне Интернет-деятель Антон Носик.