В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
вчера, 06:45
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
наркотики алкоголь рейтинг дети антисанитария вода жара курение никотин смертность здоровье водка секс мусор пластик вредные привычки зависимость активность здравоохранение медицина алкоголизм наркомания спорт питание отравление права потребителей климат экология психология досуг велосипед профилактика рак общество работа лекарства общепит старение экономика исследование ВИЧ/СПИД мужчины эпидемия память демография рождаемость статистика напитки радиация наука старость отходы молодежь инфекция воспитание закон человечество безопасность лобби опрос еда права человека гигиена счастье реклама пьянство косметика психика культура мышление ценности загар образ жизни Минздрав ответственность бактерии качество технологии традиции общество потребления образование мифы консерванты политика погода смерть женщина игромания скандал среда боль органик анонс окружающая среда ЧП инвалидность чистота личность бросить курить пенсия сироты угрозы история добро насилие история успеха благотворительность качество питания Олимпиада зло нравы социальная политика загрязнение воздух кино психиатрия потребление молодость подростки личный опыт религия школа пенсионная реформа наркотик эко сельское хозяйство кризис миграция форум импорт выставка
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

«Пусть лучше обсуждают переход на четырехдневку, а не снижение реальных доходов»

Добавлено:
В правительстве заговорили о четырехдневной рабочей неделе, то есть о фактическом сокращении работающих. Зачем тогда повышали пенсионный возраст, недоумевает экономист Игорь Николаев. 
 А то как-то интересно получается: российские власти обосновывали необходимость повышения пенсионного возраста тем, что на  одного пенсионера все меньше приходится работающих, и одновременно говорят о  возможности, фактически, сокращения числа работающих. 
Премьер Дмитрий Медведев, выступая на днях на Международной конференции труда в Женеве, не исключил перехода в перспективе к четырехдневной рабочей неделе. Нельзя сказать, чтобы это прозвучало совершенно неожиданно. Во всяком случае, для специалистов это точно не было громом среди ясного неба. К примеру, в начале текущего года данный вопрос обсуждался на международном экономическом форуме в  Давосе. Утверждалось, что в развитых странах наступает, ни много ни мало, эра четырехдневной рабочей недели. В частности, об этом говорили известные ученые Рутгер Брегман и Адам Грант.
Возможно, в развитых странах и наступило время для обсуждения перспектив четырехдневки, но мы-то чего вдруг об этом заговорили? За премьером после Женевы на эту тему уже успел высказаться ряд российских товарищей, которые, разумеется, тоже не исключают введения четырехдневной рабочей недели. А раньше, летом 2018 года, российский министр труда Максим Топилин так и вообще предположил, что в связи с развитием технологий и роботизацией производства рабочая неделя россиян очень скоро может стать двухдневной. Ну, что тут сказать?.. Только если не отреагировать вопросом на вопрос: а почему не однодневной? «Даешь однодневную рабочую неделю!» — чем не готовый лозунг для наших профсоюзов. Ладно, давайте всё-таки серьезно.
Вообще, конечно, «не исключать», что в будущем возможна четырехдневка – это беспроигрышный вариант, потому что, действительно, исключать подобные вещи нельзя. Ведь установили же в СССР пятидневную рабочую неделю. Перевод на пятидневку был завершен в основном к 50-летию Великой Октябрьской социалистической революции.
Так что исключать и  вправду нельзя, но и ожидать трудно. Особенно на фоне реализации решения о  повышении пенсионного возраста.
А то как-то интересно получается: российские власти обосновывали необходимость повышения пенсионного возраста тем, что на  одного пенсионера все меньше приходится работающих, и одновременно говорят о  возможности, фактически, сокращения числа работающих. Это как? Да никак. Но  тогда зачем об этом говорить?
Не думаю, что это тот самый случай, когда надо искать какие-то серьезные причины, почему российский премьер-министр на представительном международном форуме вдруг заговорил об  этом. Все просто: надо же было о чем-то сказать. У нас у властей в целом сегодня проблема с новыми конструктивными идеями. А это идея для тех, кто готовил выступление российского премьера, показалось, по-видимому, беспроигрышной. Ну, вот и озвучили. Не учли только, что слышать это сегодня от представителя России, отличающейся невысоким уровнем производительности труда, по меньшей мере, странно. Потому что понятно, что всерьез обсуждать перспективы четырехдневки можно только тогда, когда у вас эффективность труда находится на  совершенно ином уровне.
И еще одна возможная причина, почему эта идея прозвучала со стороны России. Что касается социально-трудовых проблем, то сегодня серьезнейшей проблемой в России является долговременное падение реальных располагаемых денежных доходов населения. Это начинает сильно раздражать власти. По-видимому, решили, что можно дать народу для отвлечения внимания такую «жвачку» — переход на четырехдневку. А что, пусть обсуждают это, а не снижение реальных доходов.
Нет, обсуждать здесь нечего, ничего такого в России в обозримой перспективе не будет, «жвачка» не нужна.
блог Игоря Николаева
Версия для печати

Метки статьи: общество, экономика

Комментарии:

Читайте также:

Из-за засухи летом 2010 года за черту бедности попали более 700 тысяч россиян. Аномальная жара привела к гибели почти 40% урожая, что спровоцировало резкий рост цен на ряд продуктов, сообщаетРИА «Новости» со ссылкой на Минэкономразвития.

Сельским хозяйством в России могут заниматься только сумасшедшие. Я даже не знаю, что для этих людей опаснее – сюрпризы погоды, ВТО или неэффективность властей. Если мы, потребители, их не поддержим, то после 1 сентября многие аграрии пойдут на дно. Вы готовы проявить солидарность с отечественными производителями продовольствия? 

Ежегодно в мире производят четыре миллиарда тонн продуктов, но половину из них люди никогда не съедят. Горы еды они теряют при доставке от поля к прилавку, тонны продуктов выбрасывают на помойку торговля и сами потребители.