В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
вчера, 18:31
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
семейные ценности ориентация аборты активность алкоголь аллергия анонс аутизм безопасность беременность биоритмы благотворительность боль вегетарианство велосипед ВИЧ/СПИД возраст воспитание вредные привычки гендер генетика гены демография дети детское питание детство диагностика добро долголетие донорство досуг еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зло зрение зубы интеллект исследование история история успеха кино красота кризис лженаука личная история личная эффективность личность личный опыт лишний вес ложь любовь медицина мифы мозг молодежь мужчины мусор мышление насилие наука новый год нравы образ жизни образование обучение общение общество ожирение ответственность отходы память педофилия пенсионная реформа пенсия питание пищевые привычки поведение подростки позвоночник политика похудение права человека правильное питание праздник продолжительность жизни просвещение простуда психиатрия психика психология рак реклама религия родители роды Рождество саморазвитие секс семья сила сироты смертность смерть совы и жаворонки спина спорт старение старость стресс счастье телевидение технологии технология традиции усыновление фаст-фуд ценности школа экология экономика эксперимент
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

«Качество крови у платных доноров хуже, чем у безвозмездных»

Добавлено:

При переходе на безвозмездное донорство может возникнуть дефицит донорской крови. Пациенты не виноваты, что Минздрав не подготовил почву для перехода. Вся надежда - на солидарность граждан. «Донорство есть и будет проявлением милосердия и любви к ближнему», - считает директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Чистякова.

Ситуация с донорством крови в Москве описывается простой русской поговоркой: «На травлю ехать — собак кормить». С понедельника вступит в силу новый закон о донорстве крови и ее компонентов. 
И вот уже врачи в соцсетях пишут полные опасений посты о том, что грядет коллапс. На сайт фонда насыпались объявления от пациентов, которые ищут донорскую кровь. Одна больница впервые за много лет решила дать объявление о привлечении доноров, а другая позвонила за советом: надо составить примерный рацион донора, чтобы срочно закупить под него продукты. 
Дело в том, что новый закон резко ограничивает платное донорство, и многие виды кроводач возможны только на безвозмездной основе. Но зато доноров надо кормить. О том, что акценты смещаются в сторону безвозмездного донорства, стало известно еще в 2008 году, когда Министерство здравоохранения и социального развития запустило программу модернизации службы крови, и улицы городов украсились плакатами со слоганом «Может только Человек». Нынешний закон о донорстве крови в виде проекта появился также довольно давно, и безвозмездное донорство было прописано в нем с самого начала. И тем не менее, вступление в силу нового закона произвело в Москве такой же катастрофический эффект, как снег, внезапно выпавший зимой. 
Потребности в донорской крови 
Вчера я услышала фрагмент программы «Утренний разворот» на радиостанции «Эхо Москвы», и поняла, что про потребности в компонентах крови надо продолжать объяснять — еще не всем все понятно. Компоненты крови нужны, и в ближайшее время потребность в переливаниях крови не снизится. Да, существует интраоперационный забор крови с последующим возвратом забранного пациенту. Да, возможно аутодонорство, если предстоит плановое оперативное вмешательство. Но никуда пока не делись массивные кровопотери при травмах. Все также нужны внутриутробные переливания крови при осложненной беременности и родах. И люди продолжают получать интенсивную химиотерапию при онкогематологических заболеваниях. Любой врач-онкогематолог вам скажет, что он может планировать интенсивную химиотерапию только тогда, когда уверен в надежной гемотрансфузионной поддержке. Невозможно обойтись без переливаний компонентов крови при трансплантациях костного мозга. На сегодняшний день потребность в выполнении трансплантаций не удовлетворена: этот вид лечения доступен не всем больным, которые в нем нуждаются. Хотелось бы надеяться, что трансплантации, да и другие виды медицинской помощи будут развиваться, а значит, потребность в компонентах крови будет только расти. 
На особом положении Москва и Санкт-Петербуг. В этих городах расположены крупные федеральные медицинские центры, в которые приезжают лечиться люди с самыми тяжелыми случаями заболеваний со всей страны. Эти пациенты не могут пригласить с собой доноров из числа друзей и земляков, а переливания крови им нужны. Поэтому потребность в донорах крови в столичных городах выше, чем в российской провинции. 
Что изменит новый закон? 
В новом законе о донорстве много новшеств. О них довольно подробно рассказывает Евгений Жибурт в своей статье. На нашем сайте тоже есть сравнительный анализ старого и нового законов. 
Но наибольшие опасения у медицинского сообщества и у публики вызывает переход на безвозмездное донорство крови. На самом деле, донорство не станет безвозмездным на 100%. Сохранятся выплаты донорам с редкими фенотипами (группами) крови. Речь не идет о широко известных группах по системе АВ0 и резус-принадлежности. Речь о фенотипах ccDEE, CcDEE, CCddee и CCDEE, о наличии которых в своем кровяном русле редкий гражданин подозревает. За деньги можно будет также сдавать тромбоциты и эритроциты на аппарате (процедура цитафереза). 
Денежная компенсация питания донора останется только на выездных донорских акциях и в случаях экстренной сдачи крови. В остальных случаях станции переливания просто должны накормить донора после кроводачи. Это и неплохо. С утра донору разрешен только легкий завтрак, и к полудню, когда кровь сдана, действительно хочется кушать. Вдобавок, немного посидеть после кроводачи даже полезно — организм успеет приспособиться к потере объема крови, циркулирующей по сосудам, и это снизит риск развития головокружений и других побочных эффектов кроводачи. 
Опасения врачей и пациентов связаны с тем, что с отменой платы за кроводачу доноры просто перестанут сдавать кровь, и наступит серьезный дефицит компонентов крови для переливаний. 
Эти опасения совсем не беспочвенны. Несмотря на политику Министерства здравоохранения, нацеленную на развитие добровольного безвозмездного донорства, московские власти последние несколько лет делали ставку на платных доноров. В 2012 году были существенно подняты выплаты за платное донорство. Каждый донор получал 1000 руб. в качестве компенсации на питание, плюс платному донору цельной крови платили 3 925 руб, а донору тромбоцитов — 5 500 руб. Приличные деньги. После такого повышения выплат на городские станции переливания крови хлынули желающие заработать. Доходило до того, что люди занимали очередь еще с ночи, даже до открытия метро, и стояли на морозе, только бы попасть в число счастливчиков, которых пустят сдать кровь. Давка была невероятная и на улице, и в помещении станции переливания. Это привело к тому, что безвозмездные доноры за последний год потеряли интерес к сдаче крови в учреждениях службы крови города. И привлечь их обратно — задача трудоемкая и требующая длительного времени для решения. 
Надо заметить, что в том же 2012 году не все федеральные центры на территории Москвы смогли вслед за городскими учреждениями повысить выплаты донорам. Центр крови Федерального медико-биологического агентства даже не повышал компенсацию за питание — она так и оставалась 550 рублей против московской тысячи — но зато не растерял своих безвозмездных доноров. А вот городские станции поступили, на мой взгляд, очень недальновидно. 
Почему именно безвозмездные доноры? 
Просто скопирую текст с сайта нашего фонда, чтобы не повторяться: «Опыт очень многих стран показывает, что «качество крови» у платных доноров в среднем хуже, чем у безвозмездных. И это объяснимо. Ведь платный донор рассматривает сдачу крови просто как способ заработка — а значит, в среднем относится к ней менее ответственно, чем безвозмездный донор, и порой склонен умалчивать о постоянных и временных противопоказаниях. 
Так, у платных доноров во много раз чаще обнаруживаются возбудители вирусных инфекций (включая вирусы гепатитов и даже ВИЧ), а значит, такая донорская кровь попросту опаснее для больных. 
Многие спросят: «Ну и что же? Ведь если в крови есть возбудители инфекций, то это легко можно обнаружить на станции переливания крови в ходе обычных анализов — и в случае чего просто вылить зараженную кровь?». Но так ставить вопрос нельзя. Анализов, которые могли бы со стопроцентной вероятностью исключить любые инфекции, не существует. Так, например, после попадания ВИЧ в организм человека может пройти несколько месяцев до появления в крови антител к этому вирусу. До этого момента стандартные анализы на антитела к ВИЧ покажут отрицательный результат (так называемое серонегативное окно). Сходная ситуация и с вирусными гепатитами. А долгое выдерживание в «карантине» до повторной проверки донора возможно только для плазмы крови, но не для других ее компонентов. 
Значит, для реципиента (получателя) крови всегда есть некоторый риск заражения, который при переливании от платного донора увеличивается. Да и для станции переливания забор крови, которую впоследствии придется утилизировать как непригодную, представляет дополнительную и нежелательную нагрузку. 
При этом мы понимаем, что у людей могут быть разные обстоятельства. Нельзя огульно осуждать всех, кто сдает кровь за деньги. Но мы считаем, что для блага больных необходимо постепенное вытеснение платного донорства безвозмездным. Во многих развитых странах оно уже произошло». 
Реально ли привлечь безвозмездных доноров крови? 
Наш опыт говорит о том, что люди готовы безвозмездно сдавать кровь. Мы пришли в Российскую детскую клиническую больницу как доноры и волонтеры в 2003 году. На тот момент в больнице за год совершалось 1326 процедур тромбоцитафереза, из них только 353 (то есть 26,6%) за счет безвозмездных доноров. В 2009 году количество тромбоцитаферезов возросло вдвое — до 2 785, и доля безвозмездных составила уже 83% (2313 тромбоцитафереза). Москвичи готовы и рады сдавать кровь, помогая тем, кто сейчас в беде. Надо просто помочь им это сделать. 
Есть несколько важных для развития безвозмездного донорства вещей. Во-первых, нужно оповещение, реклама и другие возможные действия, связанные с информированием людей о том, что донорская кровь нужна, что донорство — это милосердие, и сдавать кровь — не больно и не опасно, зато поднимает настроение и улучшает самооценку. 
Во-вторых, безвозмездного донора надо уметь принять. Это не значит, что донору нужны ковровые дорожки и оркестр. К нему надо просто относиться с уважением. Часы работы станций переливания крови должны быть удобными (в этом смысле хорошо зарекомендовали себя «донорские субботы»). До места сдачи крови должно быть удобно добираться (а часто можно просто устраивать донорские акции в офисах компаний и организаций). Условия на станции переливания крови должны быть комфортными, сотрудники — приветливыми, время ожидания в очереди — максимально сокращено. 
В-третьих, донора надо приглашать на повторные кроводачи, потому что кровь постоянных доноров реже попадает под выбраковку (постоянные доноры относятся к кроводаче ответственно и правильно к ней готовятся). Приглашать можно по телефону, с помощью смс-сообщений и по электронной почте. 
И, наконец, людей надо не забывать благодарить за донорство — это важно. 
Можно ли было предотвратить катастрофу? 
Я бы очень хотела оказаться алармистом, который напрасно сеет панику в вопросах обеспеченности донорской кровью. Я бы очень хотела, чтобы дефицита крови в Москве не случилось. Но пока мне кажется, что есть очень серьезные причины для беспокойства. 
Чтобы мягко перейти с платного донорства на безвозмездное, надо готовить сани летом, а доноров — заблаговременно. За год — а лучше за два — можно было вложить деньги в рекламу и пропаганду безвозмездного донорства на городских станциях переливания крови. Весь прошлый год мы с вами должны были созерцать на улицах плакаты, призывающие сдавать кровь. Нужно было заранее начать реализовывать все те меры, о которых я сказала выше. Этого не произошло. 
Если наша маленькая волонтерская группа «Доноры — детям», а потом и фонд «Подари жизнь» смогли перейти в двух федеральных онкологических больницах на безвозмездное донорство крови, не имея возможности организовать массированную рекламную кампанию, то у города ведь больше возможностей, да и бюджет есть (судя по выплатам платным донорам). 
Что будет, и что можно сделать? 
Мы всерьез опасаемся, что в Москве будет серьезный дефицит донорской крови. Мы предполагаем, что в условиях дефицита пациентам придется самим платить всем тем людям, которые в 2012 году получали за свою кровь деньги от городского здравоохранения. Это очень опасно потому, что все пороки платного донорства при таких формально безвозмездных донациях сохраняются, но деньги на оплату услуг доноров есть далеко не у всех пациентов. Конечно, завалят просьбами о помощи и наш фонд. Но у нас на донорской программе работает один координатор выездных акций и два с половиной сотрудника плюс волонтеры — на приеме просьб и обзвоне доноров. В месяц мы организуем около 1700 донаций, и вряд ли мы «потянем» больший объем. Разве что увеличится количество волонтеров донорского call-центра. 
Я полагаю, что вернуть все, как было, быстро не получится. Это потребует внесения изменений в приказы федерального минздрава, а процедура согласования таких документов долгая, да и деньги в бюджете закладываются заранее. 
Очень бы хотелось, чтобы и на федеральном, и на городском уровне были вложены серьезные деньги и усилия в информационную кампанию по безвозмездному донорству. Но, опять же, выделение бюджетных денег и проведение всевозможных тендеров на такие кампании — долгая история, увы. 
Есть и еще одна возможность — проявить солидарность. «Солидарность» — такое замыленное первомайскими демонстрациями слово, но именно она может как-то улучшить положение больных людей, которые не по своей воле стали заложниками ситуации. 
Да, я понимаю, что это несправедливо. Врачи, пациенты и граждане должны расплачиваться за то, что к вступлению в силу новых правил система здравоохранения не подготовлена. Что закон вступил в силу слишком рано, или, что скорее, готовиться к новым порядкам начали слишком поздно. Но больные-то не виноваты, а их страдания — более чем реальны. И потом, несмотря на несправедливость, донорство действительно есть и будет настоящим проявлением милосердия и любви к ближнему, как бы старомодно это ни звучало. 
О том, где и как в Москве можно сдать кровь, можно прочитать на сайте www.donors.ru. Эти страницы созданы фондом «Подари жизнь» вместе с группой «Доноры — детям». Там есть все адреса станций и отделений переливания крови, список противопоказаний к донорству, доска объявлений от тех, кто ждет переливаний. 
P.S. Больше всего на свете я хотела бы узнать, что все мои беспокойства напрасны, и все больные получат свои переливания вовремя и в нужном объеме. 
Источник: блог Екатерины Чистяковой
Версия для печати

Метки статьи: донорство, здравоохранение, общество

Комментарии:

    Читайте также:

    В первую субботу августа у нас есть шанс сделать доброе дело – придти на ближайшую станцию переливания крови, сдать свою кровь и тем самым помочь больным соотечественникам.

    Примерно за пять лет функционирования пересаженной почки на лечении пациента, которому пересадили этот орган, можно сэкономить почти два миллиона рублей, подсчитал главный трансплантолог России Сергей Готье

    В виде бонуса за регулярную сдачу крови донорам разрешат бесплатно парковаться в центре Москвы. Это будет интересно только автомобилистам, для других людей гораздо привлекательнее получить билеты в театр, говорят эксперты.