В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 07:22
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
наркотики долголетие гены алкоголь дети любовь смертность здоровье лишний вес секс мусор вредные привычки зависимость активность здоровый образ жизни здравоохранение медицина спорт питание фаст-фуд стресс экология психология вегетарианство досуг велосипед похудение профилактика рак общество ожирение старение экономика исследование ВИЧ/СПИД мужчины семья память биоритмы демография рождаемость наука старость праздник донорство отходы аллергия генетика молодежь воспитание эксперимент закон педофилия телевидение безопасность технология еда ориентация права человека счастье реклама зрение простуда возраст гендер родители психика продолжительность жизни мышление диагностика лженаука ценности образ жизни ответственность технологии здоровое питание традиции образование мифы политика новый год правильное питание смерть беременность женщина детство совы и жаворонки боль анонс Рождество ЧП инвалидность аборты личность мозг роды усыновление пенсия сироты история добро насилие история успеха благотворительность личная эффективность зло нравы социальная политика кино сила красота психиатрия саморазвитие ложь аутизм подростки детское питание позвоночник спина личный опыт зубы религия школа пенсионная реформа пищевые привычки общение солидарность обучение личная история кризис животные семейные ценности просвещение интеллект поведение
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Люди и маски. Зачем бояться социальных сетей

Добавлено:

Что делать, если социальные сети вызывают фрустрацию?

— Вы меня не помните? Меня Люся зовут. Я к вам когда-то почти целый год ходила…
Круглое миловидное лицо девушки казалось мне смутно знакомым. Но если она ко мне и ходила, это явно было много лет назад, потому что сейчас на вид я дала бы ей года 23-24. В последние годы это случается со мной все чаще: выросшие клиенты приводят уже своих детей. И каждый раз я вспоминаю, что время не стоит на месте.
— У тебя уже есть собственный ребенок? Сколько ему? Или ей?
— Нет, у меня нет детей, — смутилась девушка. — Я из-за себя пришла. Я знаю, что тут детская поликлиника, но я подумала, может, вы меня примете, раз я именно к вам раньше ходила. И я просто не знаю, к кому еще обратиться.
Она откровенно лукавила. Все-то она знала, но, конечно, иногда действительно проще обратиться за помощью к знакомому с детства специалисту.
— Вы наверняка не помните, но я, когда девочкой была, вас не один раз спрашивала: чего вы со мной возитесь? Вам, наверное, надоело… А вы отвечали: вожусь, потому что мне с тобой интересно. Было бы неинтересно, не стала бы. Я тогда: это вы врете, наверное, чтобы меня успокоить. А вы: ничего подобного, я вообще никогда не делаю того, что мне неинтересно.
«Люся — хитрая лиса», — подумала я и усмехнулась.
— Ладно, кончай мед лить. Слушаю тебя.
Люся тут же убрала с лица заискивающе-умильную улыбку.
— Понимаете, у меня, наверное, интернетофобия. И я очень от этого страдаю.
Вот это да! Об интернет-зависимости я слышу от родителей подростков если не ежедневно, то уж пару раз в неделю точно. А вот об интернетофобии, честно признаться, в первый раз.
— Ты боишься пользоваться интернетом?
— Не совсем так, но в общем… Мне от этого плохо становится... В смысле не физически, — поспешно добавила она, как будто предугадав мой вопрос, — а скорее морально.
— Стоит тебе выйти в интернет и становится плохо морально? — Я ничего не понимала.
— Я имею в виду социальные сети…
— Так вот оно что! Да в них, если долго сидеть, у кого хочешь фобия начнется. Не ходи туда и все! У тебя человеческая-то, живая жизнь есть?
— Есть! — уверенно сказала Люся. — Я учусь на вечернем на экономиста и работаю в салоне на ресепшн.
— Твоя семья…
— Мама, папа, брат, а сейчас мы с моим молодым человеком уже четыре месяца квартиру снимаем.
— Друзья, подруги есть?
— Есть, конечно. И из школы, и из института, и из салона девочки…
— Ну вот, видишь! — обрадовалась я. — Все у тебя есть, чтобы жить спокойно без этих социальных сетей!
— Но меня туда тянет каждый день, понимаете?.. Там так много интересного происходит, и там такие люди, которых я никогда в жизни не встречу, а если встречу, так они меня даже не заметят…
— Вопрос спорный, но пускай. А плохо-то отчего?
— Я как в «Фейсбуке» посижу, сразу себя такой дурой и неудачницей чувствую… Там, внутри, так много людей, целый земной шар, и они все такие уверенные в себе, состоявшиеся, так складно пишут, шутят остроумно, все время совершают какие-то важные и даже благородные поступки, ездят везде, у них такая интересная, благополучная жизнь… Я им даже не завидую, я просто впадаю в такую серую унылость…
— Боже мой… — пробормотала я себе под нос, не найдя других слов.
Очевидно, что эта девочка никогда не читала романов и не научилась отличать театральные подмостки от зрительного зала.
— А люди, которые в реале рядом с тобой? Их жизнь тебя в уныние не вгоняет?
— Нет, конечно. У них полно заморочек, и я их все знаю; когда я им помогу, когда они мне. Но они другие…
— А когда только познакомишься в реале с новым человеком?
Люся задумалась.
— Да, — наконец медленно сказала она. — Мне он всегда сначала таким правильным, благополучным, умным кажется, не как я… Потом, когда поближе узнаю, это проходит.
* * *
— Люся, с чем ты приходила ко мне, когда была подростком?
— Я влюбилась в учителя физкультуры и призналась ему в этом.
Я вспомнила! И ее, и даже этого учителя (он тоже приходил ко мне) — выпивающего, лысеющего, семейного, растерянного мужичка, который совершенно не знал, что ему делать с этой свалившейся на него восторженной влюбленностью девочки, склонной идеализировать людей и создавать кумиров. А потом, когда мы уже разобрались с физкультурником, Люся влюбилась в меня…
— Люся, в сетях нет и никогда не было живых людей. Там только маски, роли. Как в театре или книгах. Они похожи на реальных людей не больше, чем тот мужчина, в которого ты влюбилась в школе, на твоего реального учителя. Тогда ты влюбилась в придуманный тобой персонаж, а теперь боишься и трепещешь от придуманных кем-то масок…
— Да я вроде бы и сама это понимаю… Но что же мне делать?
— Наверняка можно придумать что-то еще, но в данную минуту я вижу только один выход, — тщательно подумав, сказала я.
* * *
Мы придумали ей шикарный псевдоним: Мила Милорадович (не очень даже погрешив против истины, ибо ее имя — Людмила Милова). И шикарную биографию, в которую органично вошли многие творчески преобразованные детали из ее реальной жизни.
Особенно хорошо вышли эпизоды про роскошного физкультурника и мудрого психотерапевта.
На ее блог давали сотни ссылок, с ней советовались подростки и бисексуалы.
Она поверила в то, о чем говорил Шекспир полтысячи лет назад, но все же через какое-то время ей наскучила виртуальная «интересность», и она вернулась к своей обычной, реальной жизни, окончила институт, родила ребенка. Недавно приходила с ним ко мне. Хороший такой, толстый, реальный младенец, пускает пузыри и очень любит стучать двумя крышками от кастрюль, что ему по возрасту и положено.
источник: "Сноб"
Версия для печати

Метки статьи: психология, общество

Комментарии:

Читайте также:

Премьер-министр Владимир Путин лично ответил на жесткую критику блоггера, который в нецензурной форме охарактеризовал работу правительства по тушению пожаров в Центральной России. Путин назвал блоггера «молодцом».

Согласно статистике Минздравсоцразвития, в июле из-за аномальной жары смертность в России выросла на 8,6%, а в Москве на 50,7%. В абсолютных цифрах – это 40-50 тысяч смертей, подсчитал экономист Игорь Николаев. Можно ли было избежать столь огромного числа смертей?

Антиалкогольную компанию снизу проводит в Ростове-на-Дону неизвестная молодежная группировка. С криками «Русский не бухает» ее участники нападают на людей, распивающих алкоголь на улице, и избивают их. Одновременно стены и заборы города украсили многочисленные надписи «Русские не пьют» и «Русский, хватит бухать!».