В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
вчера, 18:31
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
семейные ценности ориентация аборты активность алкоголь аллергия анонс аутизм безопасность беременность биоритмы благотворительность боль вегетарианство велосипед ВИЧ/СПИД возраст воспитание вредные привычки гендер генетика гены демография дети детское питание детство диагностика добро долголетие донорство досуг еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зло зрение зубы интеллект исследование история история успеха кино красота кризис лженаука личная история личная эффективность личность личный опыт лишний вес ложь любовь медицина мифы мозг молодежь мужчины мусор мышление насилие наука новый год нравы образ жизни образование обучение общение общество ожирение ответственность отходы память педофилия пенсионная реформа пенсия питание пищевые привычки поведение подростки позвоночник политика похудение права человека правильное питание праздник продолжительность жизни просвещение простуда психиатрия психика психология рак реклама религия родители роды Рождество саморазвитие секс семья сила сироты смертность смерть совы и жаворонки спина спорт старение старость стресс счастье телевидение технологии технология традиции усыновление фаст-фуд ценности школа экология экономика эксперимент
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Мой выбор лечения

Добавлено:

Актриса Анджелина Джоли перенесла мастэктомию - операцию по удалению молочных желез из-за своей предрасположенности к раку. Об этом она написала в New York Times, надеясь, что ее рассказ подбодрит женщин, имеющих схожие проблемы, и поможет им сделать осознанный выбор(перевод ИноСМИ).

Моя мать сражалась с раком почти десять лет и умерла в возрасте 56 лет. Она продержалась достаточно долго, чтобы дождаться первых внуков и подержать у себя на руках. Но остальные мои дети навсегда лишены возможности узнать бабушку и то, насколько любящим и добрым человеком она была. 
 Мы часто говорим о бабушке, и я пытаюсь рассказать детям о той болезни, которая отняла ее у нас. Они спрашивают, может ли то же самое случиться со мной. Я всегда говорю, что им не о чем беспокоиться, однако правда заключается в том, что я несу в себе «бракованный» ген BRCA, который существенно увеличивает риск появления у меня рака груди и яичника. 
Врачи оценивали риск появления у меня рака груди в 87%, а рака яичника в 50%, хотя степень риска у каждой женщины разная. 
Лишь малая часть заболеваний раком груди становится результатом унаследованной мутации генов. Те, у кого имеются дефекты в BRCA1, могут заболеть им со средней вероятностью в 65%. 
Когда я узнала, что меня может ждать, я решила действовать на упреждение и по мере возможности свести риск к минимуму. Я приняла решение об операции по двойной ампутации молочной железы. Я начала с груди, поскольку риск появления рака груди у меня гораздо выше, чем риск заболевания раком яичника, и потому что  эта операция более сложная.
27 апреля я закончила трехмесячный курс медицинских процедур, которые необходимо провести перед мастэктомией. Все время мне удавалось держать это в тайне, и я продолжала работать.
Но я решила написать об этом в надежде на то, что мой опыт пойдет на пользу другим женщинам. Рак - до сих пор такое слово, которое вселяет страх в сердца людей и порождает глубокое чувство бессилия. Но сегодня, благодаря анализам крови, вполне можно узнать, насколько вы подвержены опасности рака груди и яичника, и затем принять соответствующие меры. 
Свои процедуры я начала 2 февраля с терапии, позволяющей исключить возникновение болезни в грудных протоках за сосками и увеличить приток крови в эту область. Это немного болезненно, появляются гематомы, но такая процедура позволяет спасти сосок. 
Спустя две недели мне сделали основную операцию, удалив ткани груди и поставив временные наполнители. Операция длилась восемь часов. Ты приходишь в себя, а в груди у тебя дренажные трубки и расширители. Похоже на сцену из научно-фантастического фильма. Но спустя несколько дней после операции ты возвращаешься к нормальной жизни. 
Спустя девять недель после этого проводится завершающая операция с целью восстановления груди при помощи имплантанта. За последние несколько лет эта операция была существенно усовершенствована, и результаты могут оказаться просто чудесными.
Я решила написать об этом и рассказать другим женщинам, что принять решение о проведении мастэктомии мне было непросто. Но я счастлива, что согласилась на эту операцию. Шансы на возникновение у меня рака груди снизились с 87 до 5%. Теперь я могу сказать своим детям, что они могут не бояться потерять меня из-за этой болезни. 
Хорошо, когда они не видят ничего такого, что вызывает у них неловкость. Они могут увидеть мои маленькие шрамы – и только. Все остальное – это просто мама, такая же, какой она была всегда. Они знают, что я люблю их и сделаю все возможное, чтобы оставаться с ними как можно дольше. Что до личного, то я ощущаю себя женщиной ничуть не меньше, чем прежде. Я чувствую в себе силы благодаря тому, что сделала такой решительный выбор, который ни в коей мере не уменьшает мою женственность. 
"Я решила открыто рассказать свою историю, потому что в мире много женщин, не знающих, что они живут под постоянной угрозой рака"
Мне повезло, что у меня есть такой партнер, как Брэд Питт, который так любит меня и поддерживает. И я хочу сказать всем, у кого есть жена или подруга, которой предстоит пройти через это: знайте, что вы очень важны для них в этот переходный момент. Брэд с начала до конца операций находился в медицинском центре Pink Lotus Breast Center. Нам удавалось временами вместе пошутить и посмеяться. Мы знали, что это необходимо сделать ради нашей семьи, что это нас сблизит. Так оно и вышло.
Читающим эту статью женщинам я хочу сказать: надеюсь, это поможет вам понять, что у вас есть выбор. Я хочу приободрить и поддержать всех женщин, особенно тех, кто генетически предрасположен к раку груди и яичника, хочу посоветовать им искать информацию и медицинских специалистов, которые помогут вам преодолеть этот этап в вашей жизни, чтобы вы сделали свой выбор осознанно.
Не могу не признать, что есть множество чудесных врачей, которые применяют альтернативные методы лечения, обходясь без хирургического вмешательства. О своем лечении я напишу в свое время на сайте медицинского центра Pink Lotus. Надеюсь, это поможет другим женщинам. 
По данным Всемирной организации здравоохранения, рак груди ежегодно убивает примерно 458 000 человек. В основном это происходит в странах с низкими и средними доходами. Женщины должны в первую очередь получать доступ к генетическому анализу и профилактическому лечению, спасающему жизни людей, вне зависимости от их материального и социального положения, а также места жительства. Стоимость анализа генов BRCA1 и BRCA2 в США составляет более 3000 долларов, и это становится серьезной преградой для многих женщин. 
Я решила открыто рассказать свою историю, потому что в мире много женщин, не знающих, что они живут под постоянной угрозой рака. Я надеюсь, что они тоже смогут сделать генетический анализ, а если обнаружится, что они находятся в зоне риска, эти женщины будут иметь возможность сделать решительный выбор. 
В жизни бывает немало проблем. И те, о которых мы знаем, которые мы в состоянии решить, не должны нас пугать.
Оригинал публикации: My Medical Choice, The New York Times, США. Перевод на сайте ИноСМИ
фото: www.washingtonpost.com
Версия для печати

Метки статьи: личная история, рак

Комментарии:

    Читайте также:

    Общение по мобильному телефону в течение 30 минут увеличивает риск развития рака мозга. Однако устойчивой связи между использованием сотовой связи и раком мозга ученые не нашли, сообщает отчет ВОЗ.

    Препараты для лечения болезней сердца увеличивают риск раковых заболеваний, хотя и в небольшой степени, сообщает Русская служба «Би-би-си».

    Нанесение на пачку сигарет изображений рака легкого – более эффективная мера в борьбе с курением, чем обычные предупредительные надписи, считает главный терапевт департамента здравоохранения Москвы Леонид Лазебник.