В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
17.10.2017, 17:34
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
заболевания социальная политика активность алкоголь аллергия анонс анорексия антибиотики антиоксиданты артрит аутизм БАД бактерии безопасность бессмертие биоритмы благотворительность болезни боль вакцина вегетарианство витамины ВИЧ/СПИД возраст волосы врачи время генетика гены гипертония ГМО голодание грипп давление депрессия дети диабет диагностика диета ДМС ДНК добавки добро долголетие донор донорство еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зрение иммунитет инвалидность инновации инсульт интеллект инфаркт инфекция исследование история история успеха климат кожа крионирование лекарства личная эффективность личность личный опыт лишний вес любовь медитация медицина Минздрав мифы мозг молодость молоко мужчины насилие наука неврология новый год нравы образ жизни образование общество ожирение оздоровление ОМС онкология память переедание печень питание пищевое отравление погода позвоночник политика похудение похудеть права потребителей права человека праздник продолжительность жизни просвещение простуда профилактика псевдонаука психиатрия психика психология рак рак груди рейтинг реклама родители сахар секс сердце скандал смертность смерть солидарность сон сосуды спина спорт старение старость статистика стоматология страхование стресс суставы телевидение технологии трансплантология туберкулез фальсификат фармацевтика фармкомпании фитнес форум холестерин ценности школа эвтаназия экология экономика эмбарго эмоции эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Самая страшная правда о ГМО

Добавлено:
«Защитим себя от пищи Франкенштейна!», «Освободим Россию от ГМО!», «Не дадим сделать из себя мутантов!» — дискуссия об опасности генетически модифицированных организмов не утихает вот уже два десятилетия. Однако в последнее время эта тема обсуждается в России особенно бурно. Спор дошел до высших эшелонов власти.
Генетически модифицированные организмы, они же ГМО, «мутанты»… Возможно, никогда еще вокруг научного явления не было такого долгого и массового противостояния. Мир расколот на два лагеря. США, Канада и Аргентина уплетают трансгенные растения за обе щеки, засевая «мутантами» все новые миллионы гектаров. Европейские страны, и Россия вместе с ними, смотрят на ГМО как на врага рода человеческого и всячески стремятся это дело ограничить.
Война идет и внутри государств. По одну сторону баррикады большинство ученых. Их позиция такова: контролировать и проверять трансгенные организмы, конечно, нужно. Но маловероятно, что они несут какую-то серьезную угрозу. Нужно перестать паниковать и вкладывать больше денег в генную инженерию.
По другую сторону — экологические активисты и миллионы обывателей. По их мнению, ГМО — штука очень опасная. Наиболее яростные и последовательные борцы с «пищей Франкенштейна» уверяют, что трансгенные организмы насаждаются специально для уничтожения русского народа.
«Во многих зарубежных документах Россия фигурирует как страна с “экономически невыгодным населением”, а это означает, что население здесь не нужно и его будут уничтожать… ГМО, которые были созданы с помощью несовершенных технологий, приводят к нарушению обмена веществ, патологии внутренних органов, аллергии, онкологии и бесплодию. Всплеск вышеназванных заболеваний наблюдается в тех регионах и странах, где распространены продукты с ГМО», — утверждает главный российский борец с трансгенами член Академии геополитических проблем Ирина Ермакова. Получается, правда, что истребление русских эти злобные американцы начали с того, что засеяли свои поля страшными растениями и вот уже сколько лет их поедают.
На государственном уровне Россия до последнего времени не проявляла ни особого энтузиазма, ни особой озабоченности внедрением ГМО в повседневную жизнь. Генетики работали в соответствии с неплохими в целом правилами и законодательством о биобезопасности. Среди собственных достижений у нас множество генно-инженерных микроорганизмов, но почти отсутствует опыт сельскохозяйственного применения высших растений.
А 23 сентября 2013 года вышло постановление правительства РФ № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а также продукции, полученной с применением таких организмов или содержащей такие организмы». Вполне приличное постановление, обязывающее всякий ГМО-продукт испытать, проверить на безопасность, занести в реестр и только после этого использовать. Страна вступила в ВТО, и мы больше не можем произвольно запрещать ввоз какой-либо продукции. Постановление должно было вступить в действие 1 июля 2014-го, но этого не случится. Темой заинтересовались политики самого высокого ранга.
В феврале законопроект о полном запрете любых продуктов, которые содержат генно-модифицированные организмы (можно понять и так, что содержат целиком), внесли в Госдуму несколько членов Совфеда. Затем уже президент на встрече с членами верхней палаты сказал, что Россия может защитить себя от ГМО-продукции, не нарушая обязательства перед ВТО.
И даже склонный к инновациям премьер Медведев в апреле так успокаивал делегатов Съезда сельских поселений России: «У нас нет цели развивать производство генно-модифицированных продуктов или завозить их в нашу страну. Мы способны кормить себя нормальными, обычными продуктами». Вскоре после этого по инициативе премьера исполнение прошлогоднего сентябрьского постановления о сертификации ГМО перенесли на три года. Мотивировка: не готовы — нет норм, недостаточно лабораторий. И загадочная оговорка: мол, даже когда постановление вступит в силу, это не будет означать, что в стране разрешат использовать генно-модифицированный материал. А зачем же тогда проводить сертификацию?
Видимо, красный или по крайней мере желтый свет ГМО, включенный на самом верху, стал реакцией на общественное мнение. И как обычно, в трагифарс этот вопрос стал превращаться стараниями фракции ЛДПР, которая в середине мая предложила поправку в статью 205 «Террористический акт» УК РФ. Поправка делает отягчающим обстоятельством использование «микробиологических и биологических агентов», под которыми подразумеваются ГМО. Сроки по этой статье очень большие. Таким образом, вопрос из сферы науки или рыночного регулирования стал перемещаться в уголовную плоскость.
У противников ГМО всегда есть в запасе убийственный аргумент: оппонентов можно обвинить в лоббировании интересов западных корпораций, получающих прибыль от продажи трансгенных семян (самые крупные производители — Monsanto и Bayer). «Вы агенты Запада!» — дальше спорить не о чем, противник повержен. Поэтому расспросить об опасности, которую несут ГМО, мы решили ученого, находящегося несколько в стороне как от внутрироссийской дискуссии, так и от рынка  трансгенной продукции. Это доктор биологических наук Александр Ермишин, заведующий лабораторией в Институте генетики и цитологии НАН Беларуси. По его словам, белорусский рынок слишком мал для западных фирм, производящих ГМО, поэтому пока они не сотрудничают. Зато у них в лаборатории есть технология проверки продуктов питания на наличие трансгенов.
Помимо своей основной темы — генетики картофеля — Александр Ермишин занимается проблемой биологической безопасности. В частности, он автор нескольких книг о генно-модифицированных организмах.
 — Вы так ратуете за ГМО — может, вы подкуплены какой-нибудь фирмой типа Monsanto? — интересуемся мы.
Ермишин хохочет в ответ.
— Из ваших работ следует, что трансгены не так уж и опасны. Так ли это?
 — Именно так. Более того, в некотором смысле они безопаснее обычных.
— Как же это так получается?
— Ни один обычный сорт не проходит такой тщательной проверки на безопасность, как это делают с трансгенами. Но с точки зрения обывателя, раз кто-то где-то сказал, что ГМО опасны, значит, нет дыма без огня. К сожалению, так было всегда: и кофе в свое время приняли в штыки, а против внедрения картофеля и вовсе боролись не на жизнь, а на смерть. Со временем все станет на свои места и практически на все продукты придется вешать пресловутую ГМ-метку, так как большинство сортов сельскохозяйственных растений будут генно-инженерными. Прогресс, равно как и рост населения планеты, не остановить.
— Получается, вы сторонник ГМО?
— Да никакой я не сторонник! Просто нормальный человек, который немножко разбирается в генетике, селекции, растениях и в общем и целом знает историю науки.
— Большая часть европейцев по-прежнему очень настороженно относится к трансгенам. Что их так смущает?
— На мой взгляд, никаких рациональных причин для отторжения продуктов генетической инженерии нет. Это психология. Когда первые семена ГМО появились в Европе, там в полном разгаре был скандал, связанный с коровьим бешенством. А потом еще в мясе кур обнаружили диоксины. В итоге доверие к службам, обеспечивающим безопасность продуктов питания, было сильно подорвано. К тому же ГМ-продукты были именно американскими, а многие европейцы скептически относятся ко всему, что связано с американским образом жизни.
В каких странах выращивают ГМ-культуры: карта - портал "Здравком"
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
— То есть страх европейцев иррационален?
— Те многочисленные опасности, связанные с ГМО, о которых пишет пресса, мягко говоря, не подтверждены научными фактами. В конце концов, имеется многолетний опыт безопасного потребления ГМ-продуктов в США. А американцы, знаете ли, очень переживают за свое здоровье.
Из-за негативного отношения к ГМО европейцы многое потеряли. Были прекращены или заморожены перспективные разработки. Многие ученые вынуждены были сменить работу или даже покинуть страну. В то же время в США доходы биотехнологических компаний продолжали расти.
Но и в Европе все не так уж однозначно. Характерный пример: в свое время в Швейцарии состоялся национальный референдум о современной биотехнологии. Вопрос стоял о полном запрете на использование и создание ГМО. На страницах газет и журналов, телевидении, многочисленных конференциях шли бурные дискуссии. Нобелевские лауреаты на глазах всей страны поедали ланчи, приготовленные из генетически модифицированных продуктов, чтобы убедить население в их безопасности. А что было делать? Ведь последствия запрета генно-инженерной деятельности были бы аналогичны тем, что постигли в свое время Советский Союз в результате гонений на генетику и кибернетику: разрушение научных школ, безработные ученые, технологическая отсталость страны…
— И каковы были итоги референдума?
— К счастью, восторжествовал здравый смысл: более двух третей населения проголосовали против запрета генно-инженерной деятельности, хотя поначалу соотношение было отнюдь не в ее пользу. Настроения меняются, и европейцы стали относиться к ГМО гораздо спокойнее.
— Но были же довольно громкие исследования, которые доказывали, что ГМО могут быть опасными. Например, российский биолог Ирина Ермакова сообщает, что после употребления ГМ-сои ее лабораторные крысы становились бесплодными, болели и умирали в страшных муках. Недавно как раз попалась статья, где она уверяет: «Любые искусственные манипуляции с геномом приводят к образованию новых видов растений или животных с неизвестными свойствами, поэтому генетически модифицированные организмы (ГМО) по определению не могут быть безопасными». Как быть с этим?
— Ну, начнем с того, что человек всегда вмешивался в геном растений. В науке есть традиционные методы, которые подразумевают мутацию с помощью химии или радиации. А воздействием мутагена мы вносим в десятки, в сотни раз больше изменений в геном растений, чем при создании ГМО, причем это могут быть непредсказуемые изменения. Я смотрел недавно обзор: 2700 сортов растений в мире получены с помощью экспериментального мутагенеза. Практически все, что мы едим, в каком-то смысле генетически модифицированные организмы.
— Ермакова утверждает, что из-за трансгенной сои животные начинали болеть…
— Многие верят таким исследованиям. Та же самая Ермакова имеет статус доктора биологических наук и профессора. Звучит убедительно. Только вот докторскую диссертацию она защищала по высшей нервной деятельности — это к генной инженерии никакого отношения не имеет. А потом вдруг занялась борьбой с ГМО… Мои коллеги общались с ней, когда она приезжала в Минск. На следующий день они сообщили: «Этот человек генетику знает хуже, чем школьник третьего класса». У специалистов просто волосы дыбом встают от некоторых ее высказываний. Вот недавно прочитал: «У растений с измененным геномом совершенно иная физико-химическая природа». Тут даже комментировать нечего.
— Однако эксперимент она все-таки провела.
— Она это делала очень неумело: и уход за мышами не тот, и методика кормления неверная, а ведь это научный эксперимент, который требует высокой квалификации. Вот если вас попросить кормить мышей, вы получите те же результаты, что и Ермакова.
— У нее была контрольная группа.
— Смертность в контрольной группе была огромная, и это однозначно говорит о том, что уход был ненадлежащий. Опять же кормление — она кормила нескольких мышей с одного корыта. Так не делают. К тому же она кормила их сырой соей. Но ведь любая бабка в деревне знает, что бобовые надо вымачивать, варить длительное время, прежде чем скармливать тем же свиньям. Потому что там много всяких ферментов, антипитательных веществ, которые могут вызвать негативные последствия. А профессор Ермакова даже этого не знает.
P. S. Россия — страна с отличной генно-инженерной школой, наши ученые работают в биотехнологических компаниях по всему миру. От СССР осталась огромная база опытно-селекционных станций, находящихся в разных климатических поясах. В таких условиях мы просто обязаны быть мировыми лидерами по производству новых сортов генетически модифицированных организмов. Это хай-тек, это мозги, это мог бы быть суперпроект. Почему не так? 
Что такое ГМО
В 1972 году в лаборатории Пола Берга в Стэнфордском университете создали гибридный вирус: в геном одного вируса вставили несколько генов другого и несколько генов бактерии E.coli. Так появилась революционная технология рекомбинантных ДНК, позволяющая переносить гены одного организма в другой, размножать их в пробирках, модифицировать…
Изначально манипуляции проводили с бактериями как в научных целях, так и в медицинских. Например, одним из первых препаратов, полученных этим способом, стал инсулин — лекарство для диабетиков. Ген человеческого инсулина вставили в хромосому бактерии E.coli и добавили необходимые регуляторные элементы, чтобы этот ген правильно работал внутри чужого организма. В результате получили микроб — фабрику по производству лекарства. Сейчас таким образом производится множество препаратов, витаминов, компонентов пищевых добавок. А генетически модифицированные бактерии и дрожжи участвуют в большом числе производственных процессов, от получения технического спирта до пищевой промышленности. В целом, если покопаться, то во множестве современных продуктов обнаружится что-то сделанное с помощью рекомбинантных микроорганизмов.
Биобезопасность с самого начала заботила ученых — как раз они, а не политики первыми придумали правила безопасной работы с генами. Собственно, сам Пол Берг и созвал первый конгресс по безопасности в 1975 году — на Асиломарской конференции согласовали первые правила работы и даже объявили мораторий на некоторые исследования. С тех пор правила только ужесточались.
Однако когда в 90-е годы прошлого века появились генетически модифицированные растения, это потрясло общество и вызвало во многих странах, в том числе в России, ГМО-фобию.
Технология производства модифицированных растений и животных похожа на получение ГМ-микробов: контроль серьезный, риски известны. Что касается запретов, не вполне ясен механизм их применения: тот же соевый белок в пищевой промышленности исполь-зуется повсеместно, а почти три четверти мировых посевов сои трансгенные.
Как правило, в растения вводят гены устойчивости к гербицидам или вредителям (один-два на 20–30 тысяч родных). Сейчас в мире выращиваются сотни трансгенных сортов 27 культур: сои, кукурузы, картофеля, томатов, рапса, табака, люцерны… Около 175 млн гектаров заняты ГМО — это больше 10% всей мировой пашни.
фото: foodworldorder.blogspot.com  протестс эгейнст монсанто и гмо
инфографика: «РР»
 
 
Версия для печати

Метки статьи: ГМО

Комментарии:

    Читайте также:

    Власти Москвы отменили систему добровольной сертификации для производителей продуктов без ГМО. Теперь проверять безопасность продуктов будут федеральные ведомства. 

    На чем основаны страхи людей перед использованием ГМО, если генная модификация с самых первых шагов, с момента получения первой искусственной бактерии использовалась на благо человечества?

    Подопытные крысы, питавшиеся генетически модифицированной кукурузой, на порядок чаще болели и раньше времени умирали, чем животные, получавшие натуральную еду. Шокирующие результаты исследования французских ученых возродили споры об опасности ГМО для здоровья, однако у экспертов вызвали скепсис.