В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
заболевания социальная политика активность алкоголь аллергия анонс анорексия антибиотики антиоксиданты артрит аутизм БАД бактерии безопасность бессмертие биоритмы благотворительность болезни боль вакцина вегетарианство витамины ВИЧ/СПИД возраст волосы врачи время генетика гены гипертония ГМО голодание грипп давление депрессия дети диабет диагностика диета ДМС ДНК добавки добро долголетие донор донорство еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зрение иммунитет инвалидность инновации инсульт интеллект инфаркт инфекция исследование история история успеха климат кожа крионирование культура лекарства личная эффективность личность личный опыт лишний вес любовь медитация медицина Минздрав мифы мозг молодость молоко мужчины насилие наука неврология новый год нравы образ жизни образование обучение общество ожирение оздоровление ОМС онкология память переедание печень питание пищевое отравление погода позвоночник политика похудение похудеть права потребителей права человека праздник продолжительность жизни просвещение простуда профилактика псевдонаука психиатрия психика психология рак рак груди рейтинг реклама родители сахар секс сердце скандал смертность смерть солидарность сон сосуды спина спорт старение старость статистика стоматология страхование стресс суставы телевидение технологии трансплантология туберкулез фальсификат фармацевтика фармкомпании фитнес форум холестерин ценности школа эвтаназия экология экономика эмбарго эмоции эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Что такое высокотехнологичная помощь в России и США

Добавлено:
На днях вице-премьер Ольга Голодец заявила, что высокотехнологичную медпомощь в России оказывают на уровне выше европейского, просто общественность об этом не знает. 28-летний Антон Буслов, которого не смогли вылечить от рака в России, но вылечили в США, написал вице-премьеру письмо о своем опыте получения ВМП.
Уважаемая Ольга,
Меня зовут Антон Буслов. Так вышло, что в 2011 году у меня нашли лимфому Ходжкина. Это довольно простое онкологическое заболевание, и в большинстве случаев его отлично вылечивают в России. Вот и я лечил его в Российском онкоцентре им. Блохина (РОНЦ), пока в 2012 году мне не сказали, что вылечить меня не удастся. Чуть больше двух лет назад меня перевели на метрономную терапию со сроком дожития полтора-два года и отправили домой умирать. Так вышло, что я все же решил попробовать выжить. Тысячи человек скинулись на это дело, дали кто сколько может, пресловутые фонды посоветовали клинику (денег на взрослых пациентов, знаете, у них обычно нет)... В общем, вылечили меня в США. Я живой, потому и решил Вам написать.
Вы считаете, что в РФ оказывается отличная высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП), на европейском уровне и даже выше. И я прошу Вас уточнить следующие вопросы у того, кто Вам такое сказал:
1) Какова обеспеченность аппаратами МРТ с разрешающей способностью от 1,5 Тл и выше, а также аппаратами ПЭТ (и с какой светочувствительностью), аппаратами КТ (и с каким пространственным разрешением) на душу населения хотя бы в Москве? Сколько в среднем проходит времени от назначения врачом такого исследования до получения его результатов?
Я знаю ответы, что называется, по собственному опыту и могу сравнивать это с тем, как это происходит в Нью-Йорке. То, что занимает в РОНЦе примерно два месяца, в Нью-Йорке делается за два часа! Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) в ЦКБ (запись за месяц за свои деньги) выдает пиксельную графику, но она даже не объединена с компьютерной томографией (КТ). Её место в Политехническом музее! 
В Клинике Администрации Президента - ничем не лучше. Когда мне пытались поставить диагноз в <Инфекционной клинической больнице № 2>, запись на КТ была на «через три недели, может быть, удастся найти окошко». Кстати, и это в Москве. В Самаре вообще никакого ПЭТ нет в помине! Но Вам, вероятно, не говорили, что перечисленное – это основные инструментальные средства диагностики рака, в которой скорость и точность постановки диагноза критически важны для успеха лечения.
2) Как получилось, что совсем недавно в Москве, городе с самым высоким обеспечением больных наркотическими анальгетиками, застрелился вице-адмирал, не получивший вовремя обезболивания? У меня тоже были боли, но в соседней с РОНЦ аптеке мне не продали без рецепта даже безнаркотиковый кеторолак – из-за опасений перед проверками ФСКН. Высокотехнологичный врач в РОНЦе объясняла мне, что кеторолака нет в перечне, и что рецепт не нужен. Я стоял в аптеке, мне было очень больно, а аптекарю было очень страшно. Он меня понимал, а я понимал его. И я обезболивал себя Найзом, альтернативой был парацетомол. 
Американцы считают, что боль терпеть нельзя. И в Нью-Йорке я, иностранный гражданин, по русскому паспорту купил оксикодон и пластыри -  в ближайшей аптеке, по рецепту, подписанному лишь старшей медсестрой. Пластыри, кстати, сдавать не надо - надо смыть в унитаз. Но американцы, конечно, ошибаются - ведь и я, и тот аптекарь в Москве, и Вы – все мы знаем: боль можно терпеть. Да это вовсе и не о высокотехнологичной медпомощи.
3) Мой тесть пару недель назад с другом выносил на одеяле мужика из соседнего подъезда в автомобиль реанимации. Это было в середине дня в городе Иваново. Так вышло, что человек умирал, его жена кричала во дворе и просила помочь. Она была в панике. Дело в том, что бригада реанимобиля сказала ей, что «вынос тела» в их обязанности не входит, а потому они тут постоят немного и уедут. Женщина предлагала дюжему водителю деньги, всё, что у нее были, но, по его мнению, этого было слишком мало. В итоге, больного вынесли и погрузили мой тесть с другом и водитель, который деньги все- таки взял. У больного было что-то острое с сердцем, я всегда думал, что для таких случаев в реанимобилях есть какие-то специальные кровати-каталки или что-то в этом роде. Хотя мою бабушку выносили на стуле, тоже мужики из подъезда. 
Конечно, вопросы реанимации никак не касаются лечения и реабилитации после оказания высокотехнологичной медпомощи. Это не фактор выживаемости, это вообще ни о чем. Я ведь даже не знаю, сколько времени туда ехала скорая. В США, когда у меня случился септический шок, она приехала практически мгновенно, и моя жена не искала дюжих мужиков по подъезду - у этих реаниматологов все было, включая хитрую каталку для переноски пациентов в любом состоянии по лестницам. Кстати, это была первая в моей жизни машина скорой помощи, в которой было тепло. Почему-то во всех машинах скорой помощи в России было очень-очень холодно.
4) Я вспомнил палату в РОНЦе на двух человек, в которой постоянно были четверо. Трое больных и жена одного пациента, из Рязани, он был лежачий. Она спала там на стульях. Мы, пациенты, получали высокотехнологичную помощь по квоте. А она готовила еду своему мужу, убирала утки и так далее. Дело в том, что в РОНЦе из еды дают капусту, вареную капусту и тушеную капусту. А врачи говорят, что надо ОБЯЗАТЕЛЬНО есть мясо. Причем очень хорошее. Так вот, эта женщина купила электронную скороварку и готовила это мясо. И как то это заметил на обходе завотделением. Он долго кричал на женщину - что «они ее и так терпят», а она тут еще такое устраивает. Что никаких электронных приборов тут быть не может, потому что устроят пожар. Он потребовал от нее немедленно выкинуть прибор. Сказал, что если увидит подобное еще раз, выкинет и ее, и ее мужа. Он, кстати, врач. Высокотехнологичный, он сказал что нужно мясо. Женщина с дрожащими губами спрашивала у него, что же ей делать, ведь больше негде взять мясо. «Готовьте дома», - отвечал он.
«Да ведь дом - в маленьком городе под Рязанью», - сказала она. Схожая ситуация почти у всех, кто лежит в РОНЦ. А доктор в белом халате кричал на нее: «На улице! Где угодно - меня это вообще не волнует!»
Вы знаете, в США во всех отделениях есть кухни, круглосуточно открытые для пациентов и родственников. А в палатах есть раскладные кресла, в них может спать любой родственник. Он может туда приходить в любое время, он может там жить постоянно. Так в любой, в том числе многоместной палате. Но, наверное, это никак не влияет на результаты высокотехнологичной медпомощи? Надо лучше есть капусту?...
5) Вы вспомнили бабушек, дедушек и прочую родню. Я тоже считаю, что это очень важно видеть их. Особенно, для ребенка. Знаете, в России их не пускают в больницу. Например, к инкурабельному ребенку, умирающему в реанимации в Железнодорожном Московской области, не пускали мать. Считается, что родные могут занести инфекцию. 
В целом, такой режим существует везде, но в очень усеченном виде. Вы даже удивитесь, насколько сильно усеченном. В США жена ночевала в блоке интенсивной терапии рядом с моей кроватью, пока я был в коме. Она могла входить и выходить, когда угодно. Любых два человека одновременно могут посещать меня в госпитале. В любое время дня и ночи. Никаких заранее заказываемых пропусков. Это право любого человека - видеть своих близких тогда, огда они ему нужны. И да, Вы правы, это очень-очень важно, правда, Вам забыли сказать, что в России этого нет.
Я могу еще спросить об уровне пыли в воздухе городов, и о том, как это влияет на вероятность инфекционных осложнений после трансплантации костного мозга. Но давайте я попробую кратко рассказать непосредственно о высокотехнологичной медпомощи (ВМП).
В августе 2011 года в РОНЦе мне начали вторую линию химиотерапии. Это ВПМ, только она заканчивается еще одной ВМП - трансплантацией костного мозга от самого себя. Квоту на первую ВМП получить легко. Квоту на вторую, которая должна начаться в чистом боксе в срок не более недели после завершения первой, получить очень сложно. Во-первых, таких квот гораздо меньше, во-вторых, они глупо распределены по регионам, в-третьих, мало одной квоты, еще нужен чистый бокс больницы. Люди ездят делать трансплантацию костного мозга из Москвы в Питер, из Самары в Екатеринбург и так далее - просто чтобы поймать квоту и бокс (!). 
Мне первую ВМП сделали в РОНЦе, после чего я не самом лучшем состоянии вынужден был прописаться у бывшей тещи в Самаре, чтобы умудриться «схватить» там вторую квоту на ВМП и чистый бокс (мне очень повезло с бывшей тещей). И мне сделали там трансплантацию! В тысяче километров от места, где к ней готовили. Как вы догадываетесь, без бабушек и дедушек.
Но дальше было еще интересней. Через месяц, как только я чуть восстановился, меня выписали. В Самаре наблюдать меня некому. И жить негде. И на следующий день я полетел в Москву, куда прилетел уже с лихорадкой. И на утро вызвал участкового - температура 39 градусов, кашель и иные признаки, требующие госпитализации. В ответ на сообщение, что я после трансплантации, участковый сказал: «Я не знаю, что с вами делать. Могу выписать больничный». 
Я позвонил на личный сотовый врача в РОНЦ, и спросил, могут ли они меня госпитализировать. Не могут - потому что лечение в РОНЦе проводится только по квотам, которые надо еще получить. Я спросил, кто меня может госпитализировать. Мне сказали, что надо в онкогематологическое отделение городской больницы. Но прежде надо прикрепиться к поликлинике, пройти прием у участкового и местного гематолога, тот должен дать направление, после чего, если будут места, меня положат. Я описал врачу свое состояние и спросил, можно ли это сделать по скорой. Ни в коем случае, ответил мне врач РОНЦ, потому что скорая отвезет меня в ближайшую инфекционку, и там я точно умру, учитывая состояние после трансплантации. 
Я спросил, что мне сделать, чтобы выжить. Высокотехнологичный доктор ответил: «Срочно, как угодно, сделай гематологический анализ крови и перезвони мне». Я срочно сделал его «как угодно за деньги» и перезвонил. Назвал параметры. Когда дошел до тромбоцитов на уровне 10 единиц, врач сказал мне: «Ты в состоянии, угрожающем жизни, тебе срочно нужны переливания крови, внутривенные дозы антибиотиков и противогрибкового, тебе нельзя вставать из кровати. Мы не можем тебя госпитализировать, скорая не может, в больницу нормальную ты не попадешь... У тебя есть кто-то, кто сможет колоть в вену?» И я сказал, что уже все умею сам, и что буду колоть сам. Мы согласовали список лекарств, договорились о частоте созвонов. Моя жена носилась после работы по всей Москве, скупая дорогой (а главное, по два пузыря на аптеку) максипим, а я собирал себе капельницы. Месяц я высокотехнологично и доступно лечил двухстороннюю пневмонию на фоне состояния после ауто-ТКМ на съемной квартире в Бирюлево, лично, своими руками. Вылечил. Этот факт моей биографии много удивительнее, чем то, что я выжил после септического шока в США или того, что тысячи людей скинулись для моего лечения деньгами, или даже того, что мне вылечили инкурабельную лимфому.
 Кстати, все это - про высокотехнологичную медпомощь. В США врачи, увидев, что между второй линией и ауто-ТКМ я сменил город и клинику, удивились: «Зачем?! Это же очень опасно - вас не устроил РОНЦ?» Я тогда просто отшутился: «Это просто российская бюрократия». Я им не рассказывал про последующие события - они бы в жизни не поверили, что так бывает. Но Вам в личном письме рассказываю.
Ладно, я отвлекаю Вас, у Вас и так куча работы и странные советники. В целом, Вы, конечно, правы - в России можно получить очень приличные объемы ВМП. Я с грустью смотрю, как во многих ситуациях люди пытаются собрать деньги на лечение в Израиле, совершенно не понимая, во что ввязываются. Есть куча посредников, организующих медтуризм и, по сути, убивающих людей. Людям навешали лапши, что у нас всё заведомо плохо, а там все по определению отлично. Родители собирают деньги, продают квартиры и едут на ТКМ в Израиль, не понимая, что есть Горбачовка, <Институт детской гематологии и трансплантологии им. Р.М.Горбачёвой>. Они не воспринимают ее в серьез, - притом, что она ЛУЧШЕ. Люди получают первый эстимэйт из заграничной клиники с суммой лечения и не понимают, что это - рекламная цена, что они приедут, и их оберут до нитки, а если они не заплатят - выкинут их на улицу. 
Я говорил с врачами в Горбачовке о таких случаях, когда к ним приезжают с лечения в Израиле недолеченые, не наблюдавшиеся в РФ дети, у родителей которых вытрясли все деньги: «Иногда нам даже удается их спасти»... 
Полный абсурд - ехать за рубеж делать первую линию ПХТ - капельница в России и в Израиле отличается лишь ценой, а препараты абсолютно идентичны. Но причем тут фонды?! Они-то как раз занимаются тем просветительством, о котором Вы говорите, и не отправляют за рубеж тех, кого можно лечить у нас! Именно поэтому люди часто игнорируют фонды. Именно поэтому они устраивают сборы наобум в соцсетях, руководствуясь установкой: «В России все плохо, а сволочи-фонды рекомендуют Горбачовку». Я писал таким людям письма, они их просто игнорируют... вот такая проблема есть. Но кто подсунул Вам фонды как проблемный вопрос?
В общем ,Ольга, Вас пытаются выставить в очень глупом свете ваши же люди. Спросите лучше, что сделать, чтобы облегчить фондам жизнь, например в части ввоза в РФ не сертифицированных у нас современных медпрепаратов. Многие из них апробированы в тех же США, и, уж поверьте, тут контроль на уровне. А в РФ надо в лучшем случае полтора месяца, чтобы  получить разрешение Минздрава на его ввоз для конкретного пациента  - это если фонд уже наладил схему поставки. При этом с препарата наша страна не забудет еще взять НДС и прочие налоги. Не говоря уже о таможне, через которую эти, как правило, термозависимые препараты надо быстро провезти. Вот это  - реальные проблемы... Мне кажется, что по ним уже провели миллион «круглых столов» и совещаний, но пока не помогает. Может, надо сменить тактику лечения?..
Ольга, мы взрослые и вполне адекватные люди. Я думаю, что если вы вдруг прочитаете это письмо, то кое-что Вам будет кристально ясно, без всяких совещаний и экспертных оценок. Если потребуется, адрес мой найдете. А я просто буду надеяться на лучшее. Извините, что занял столько времени.
С уважением, Буслов Антон
блог Антона Буслова
От редакции: На момент публикации Антон Буслов смог собрать лишь 43% средств, необходимых для оплаты лечения. Вот реквизиты для тех, кто хочет ему помочь: 
Через банковские переводы:
Счет в Сберегательном банке России:
Получатель: Буслов Антон Сергеевич
Банк получателя: ОАО "СБЕРБАНК РОССИИ" г. Москва
БИК банка получателя: 044525225
К/с банка получателя в РКЦ: 30101810400000000225
Номер ЛИЧНОГО СЧЕТА: 40817810838061002884
Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ
Зачислить по номеру карты Maestro (через любой терминал или банкомат, в любом отделении, или через веб-банкинг): 639002389008622102
ИНН для платежа (если требуется): 366211268318
Счет в "Альфа-Банк":
Получатель: Буслов Антон Сергеевич
Банк получателя: ОАО "АЛЬФА-БАНК", г. Москва
БИК банка получателя: 044525593
К/с банка получателя в РКЦ: 30101810200000000593
Номер ЛИЧНОГО СЧЕТА: 40817810004430009952
Назначение платежа: ДОБРОВОЛЬНОЕ ПОЖЕРТВОВАНИЕ НА ЛЕЧЕНИЕ
Зачислить на счет наличные можно в банкомате Альфа-Банка в его отделениях, не будучи клиентом банка, по номеру личного счета.
ИНН для платежа (если требуется): 366211268318
Beneficiary bank: Alfa-Bank, Moscow, Russia
SWIFT: ALFARUMM
Beneficiary: Mr. Buslov Anton Sergeevich
Account number: 40817840904430001431
Correspondent bank of beneficiary bank: WELLS FARGO BANK N.A. / SWIFT: PNBPUS3NNYC / Acc. with corr. bank: 2000193651652
Через электронные платежные системы:
ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ! В России с 15 мая переводы между физических лиц, если хотя бы одна сторона анонимна (т.е. не прошла процедуру подтверждения личности в системе), станут не возможны! Я прошел процедуру подтверждения во всех системах.
PayPal: astroaist@gmail.com
Яндекс.Деньги: 41001231218106
QIWI: 9032676810
WebMoney (Рубли): R326748372213
• WebMoney (Доллары): Z147922076632
Версия для печати

Метки статьи: здравоохранение, медицина

Комментарии:

    Читайте также:

    Больницы и клиники обяжут страховать ответственность перед пациентами. Компенсация за причинение им инвалидности составит 500 тыс руб., а за умершего пациента медучреждение заплатит два миллиона руб.
     

    До конца года Минздравсоцразвития представит в правительство законопроект, регулирующий биомедицинские клеточные технологии, сообщает сайт министерства.

    Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) изучат и классифицируют методики традиционной медицины, сообщает Medportal.ru, ссылаясь на Canadian Medical Association Journal.