В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 17:17
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
лобби человечество социальная политика Олимпиада активность алкоголизм алкоголь анонс антисанитария бактерии безопасность благотворительность боль бросить курить велосипед ВИЧ/СПИД вода водка воздух воспитание вредные привычки выставка гигиена демография дети добро досуг еда жара зависимость загар загрязнение закон здоровье здравоохранение зло игромания импорт инвалидность инфекция исследование история история успеха качество качество питания кино климат консерванты косметика кризис культура курение лекарства личность медицина миграция Минздрав мифы молодость мужчины мусор мышление напитки наркомания наркотик наркотики насилие наука нравы образ жизни образование общество общество потребления окружающая среда опрос органик ответственность отравление отходы память пенсия питание пластик погода подростки политика потребление права потребителей права человека профилактика психиатрия психика психология пьянство работа радиация рак рейтинг реклама религия секс сельское хозяйство сироты скандал смертность смерть спорт среда старение старость статистика счастье технологии традиции форум ценности чистота ЧП школа эко экология экономика эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Почему не стоит повышать пенсионный возраст

Добавлено:
Низкие пенсии в России обусловлены не только демографией, но и особенностями экономики. И повышение пенсионного возраста лишь отодвинет переход нашей экономики на «правильные» рельсы. 
текст: Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества
Экономический кризис порождает творчество бюрократии – чаще всего задумывающейся не о том, что бы такое хорошее сделать для народа, а о том, что бы у него поэффективнее отнять. Одной из тем, «вброшенных» в поле для дискуссии, стало увеличение пенсионного возраста – и либеральные экономисты восприняли это с энтузиазмом.
Проблема, на мой взгляд, имеет три аспекта – морально-этический, финансовый и макроэкономический. И анализ всех трех подталкивает к выводу: предложенная мера ошибочна и вредна.
Справедливо ли повышение пенсионного возраста
Обычно говорится, что повышение сроков выхода на пенсию до 63 лет (которое, по некоторым предположениям, может состояться для мужчин с 2022 года, а для женщин – с 2032-го) обусловлено тем, что в России пенсионеров неоправданно много. Однако это крайне формальное обоснование.
В России на одного пенсионера приходится 1,7 работающего, в Германии – 2,2, в США – 2,6. Все это вроде бы говорит о масштабных диспропорциях. Но они обусловлены тремя факторами. Во-первых, многие забывают о миллионах пенсионеров из «силовых» структур, которые с учетом раннего выхода на пенсию потребляют значительную долю пенсионного «пирога». Во-вторых, в России число работающих пенсионеров приближается к 40%, и если учесть этот факт, окажется, что на одного не получающего никаких дополнительных доходов пенсионера приходится около трех работающих. В-третьих, молодые люди у нас начинают работать в среднем на несколько лет позже, чем в Европе (проводя плодотворные для труда годы жизни за обретением «знаний», часто подменяемых дипломом). Если пересмотреть льготные режимы пенсионного обеспечения и «активировать» расслабленную молодежь, никак при этом не урезая права пенсионеров работать и зарабатывать, то, возможно, пенсионный возраст и не понадобится повышать.
 Еще один аргумент – срок пребывания на пенсии. В Германии граждане выходят на пенсию в 63–65 лет (67 лет, о которых часто говорят в России, появятся там лишь к 2029 году). При продолжительности жизни в стране в 81,1 года средний срок пребывания на пенсии составляет 16 лет. В США эта цифра достигает 18 лет. В России при 55/60 годах выхода на пенсию и 70,3 года средней продолжительности жизни средневзвешенный «отпущенный» пенсионеру срок – 14,6 года. Предлагаемые меры уменьшат его до менее чем 10 лет – и вряд ли стоит ждать резкого роста продолжительности жизни в ближайшие годы.
Наконец, самым существенным является вопрос о «тяжести» пенсионного бремени. В 2014 году средняя пенсия в России составляла 11,4 тыс руб. в месяц ($296 и €252 по среднегодовому обменному курсу – против $1,32 тыс. в США и €1,22 тыс. в Германии), а так называемый коэффициент замещения едва достигал 35% (против 41% в США и 44% в Германии). Принимая средний срок трудовой деятельности в 31 год, мы получим: россиянин может рассчитывать сегодня на то, чтобы получить за все время нахождения на пенсии не более 16% доходов, заработанных за период трудовой деятельности, тогда как американец – на 22%, а немец – на 23%. После предлагаемой реформы показатель сократится до позорных 11–12%.
Все это свидетельствует об одном: в России и сегодня пенсионеры являются обделенной социальной группой, и еще больше сокращать их благосостояние как минимум несправедливо.
Экономика пенсионной системы
Но вернемся к «чистой» экономике. Пенсионеры в «нефтяной» России получают низкие пенсии прежде всего по двум причинам.
Первая связана с тем, что пенсионные накопления формируются безотносительно специфики экономики страны. Часто говорят, что «такого низкого пенсионного возраста, как у нас, нет нигде в мире». Должен разочаровать: есть. В 2000 году пенсионный возраст на уровне 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин был установлен в Саудовской Аравии (правда, сейчас обсуждается повышение его для мужчин – государственных служащих до 62 лет). При этом государство напрямую платит пенсионерам минимальную «нефтяную» пенсию в 1725 риалов (сейчас – около $440).
У нас нефтяные пошлины растворяются в бюджете, а пенсии формируются из сборов с предпринимателей, выплачивающих за своих работников в Пенсионный фонд 22% их дохода. Аналогичная цифра составляет в Германии 16,9%, в США – 15,2%. Если мы вспомним, какой процент заработанного в трудовой жизни дохода гражданин может получить, находясь на пенсии, то получается, что в России этот показатель меньше нормы пенсионных отчислений от заработной платы. То есть государство фактически отнимает у пенсионеров накопленные деньги (точнее, отнимает у будущих пенсионеров, чтобы отдать нынешним).
Вторая причина – пенсионные фонды не могут обеспечить пенсионным накоплениям ни прирост, ни даже сохранность. Почему? Прежде всего потому, что никто не задумывался о национальной пенсионной стратегии, потому, что государство предпочитает инвестировать в мегастройки, а не окупаемые проекты и, наконец, потому, что средства пенсионных фондов инвестируются в рублях в условиях, когда наша валюта подвергалась и далее будет подвергаться девальвациям.
Альтернативных предложений может быть два. Во-первых, это прямое отчисление значительной части нефтяных доходов в пенсионную систему; во-вторых, радикальное расширение возможностей для инвестирования пенсионных накоплений, в том числе и в иностранные активы. Обе эти меры не только улучшат жизнь пенсионеров, но – что куда важнее – лишат власти части «дармовых» денег, вынуждая ее проводить более либеральную, бизнес-ориентированную политику.
Экономика трудовых отношений
Самым важным представляется, однако, третий аспект. Говорят, в России не хватает трудовых ресурсов. Это спорный тезис. Потребность в труде зависит от уровня технологического развития. Народ не обязан быть молодым и многочисленным, чтобы процветать. Во Франции, к примеру, средний возраст населения – 40 лет, а подушевой ВВП – $44,1 тыс в год. В Зимбабве – 18 лет и $1 тыс. в год. Молодость граждан, как и их число, не гарантия хозяйственной динамики. Средний подушевой ВРП в Дальневосточном федеральном округе в 2014 году – $7,8 тыс, на Аляске – $61 тыс.; при этом плотность населения в ДВФО составляет 1,01 человека на 1 кв. км, на Аляске – 0,49 человека на 1 кв. км.
Проблема не в количестве работников, а в их производительности. И как раз попытка властей поднять планку пенсионного возраста указывает на то, что – как и всегда – бюрократия пытается решить вопрос «числом, а не уменьем». Там, где работников много и их труд дешев, никогда не происходит быстрого внедрения инноваций, способствующих росту производительности. В начале 1970-х производительность труда в той же Франции составляла около половины от соответствующего показателя США, но к 2000-м догнала его. Почему? Во многом из-за того, что численность занятых в Америке за этот период росла несколько раз более серьезными темпами.
Дефицит труда, высокие зарплаты, серьезные социальные гарантии – вот главный мотив для инвестиций в технологии. Избыток дешевого труда – основание для вечного технологического прозябания. Российские предприниматели и так получили шанс расслабиться, поскольку реальные доходы работников в долларах сократятся в этом году на 30–40% – и им еще нужны дополнительные рабочие, обостряющие конкуренцию на рынке труда?
На мой взгляд, России даже необходим дефицит трудовых ресурсов. С одной стороны, он привлечет внимание к теме производительности (в «Газпроме», например, занято 459 тыс человек, тогда как в превосходящих его по совокупной выручке в 11 раз Exxon Mobil, Shell, Chevron, Total и ВР – всего 415 тыс.). С другой стороны, он будет подталкивать к сокращению доли «контрпродуктивной» занятости (я прежде всего имею в виду почти 4 млн человек, состоящих в «силовых» структурах или охранных службах и пополняющих ряды пенсионеров быстрее остальных граждан). Без таких перемен наша экономика нескоро станет по-настоящему продуктивной, а повышение пенсионного возраста лишь отодвинет ее переход на «правильные» рельсы.
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции. 
источник: РБК
фото: www.smh.com.au  
Версия для печати

Метки статьи: пенсия

Комментарии:

    Читайте также:

    Правительство России готово одобрить и внести в Госдуму пакет законопроектов, которые призваны реализовать пенсионную реформу. У экономиста Сергея Алексашенко есть сомнения в том, что реформа будет удачной. 

    Как показывают исследования, уход на пенсию плохо сказывается на здоровье. Почему? 

    В правительстве идет дискуссия о повышении возраста выхода на пенсию. Сейчас он составляет 60 лет для мужчин и 55 лет — для женщин. Глава Минфина Антон Силуанов предложил уравнять пенсионный возраст для мужчин и женщин и поэтапно повысить его до 63 лет. Журналист Дмитрий Губин рассматривает эту идею с точки зрения справедливости и политики.