В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 18:31
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
лобби Олимпиада социальная политика активность алкоголизм алкоголь анонс антисанитария бактерии безопасность благотворительность боль бросить курить велосипед ВИЧ/СПИД вода водка воздух воспитание вредные привычки выставка гигиена демография дети добро досуг еда жара зависимость загар закон здоровье здравоохранение зло игромания импорт инвалидность инфекция исследование история история успеха качество качество питания кино климат консерванты косметика кризис культура курение лекарства медицина миграция Минздрав мифы молодость мужчины мусор мышление напитки наркомания наркотик наркотики насилие наука нравы образ жизни образование общество общество потребления окружающая среда органик ответственность отравление отходы память пенсия питание пластик погода подростки политика потребление права потребителей права человека профилактика психиатрия психика психология пьянство работа радиация рак рейтинг реклама религия секс сельское хозяйство сироты скандал смертность смерть спорт среда старение старость статистика счастье технологии традиции форум ценности чистота ЧП эко экология экономика эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Все дороги ведут в Диснейленд: заметки с фестиваля ECO CUP

Добавлено:
В сознании многих людей экологическое кино – это нечто скучное и далекое вроде хроники разлива нефти на другом конце планеты. Но мало кто знает, какие угрозы нависли над такой радостной и близкой нам сферой, как туризм и отдых. Два захватывающих фильма о шизофрении массового туризма представил фестиваль зеленого кино «Экочашка».
текст: Татьяна Юрасова 
Как бы мы не игнорировали вопросы экологии, они точно так же стоят перед нами, как и перед жителями других стран. Фильмы из программы фестиваля «Экочашка» вот уже пятый год подряд напоминают нам об этом, рассказывая о решениях, найденных другими. К сожалению, наших, отечественных находок пока немного. 
В год своего мини-юбилея «Экочашка», которая  в связи с вхождением в международную сеть зеленого кино именуется теперь исключительно как ECO CUP, представила весьма насыщенную программу из 12 фильмов. Авторы пяти из них приехали в Москву, чтобы обсудить их со зрителями, и те не подкачали. Обсуждение нередко выходило за рамки отведенного времени, и только вмешательство Анастасии Лаукканен, бессменного организатора «Экочашки», не давало фестивалю окончательно выйти из графика.
--За эти пять лет наши зрители очень изменились. Как в количественном отношении – по сравнению с первыми фестивалями, их стало несравненно больше, так и в качественном. Уровень обсуждения проблем значительно вырос, - рассказала нам Анастасия.
По наблюдениям корреспондента «Здравком», самое бурное обсуждение вызвали два фильма «Пик» (реж. Ханнес Ланг; Германия, 2011 год) и «Венецианский синдром» (реж. Адреас Пиклер; Италия, Германия, Австрия, 2012 год). Для зрителей, среди которых оказалось немало любителей горнолыжного отдыха и поклонников Италии, стало настоящим открытием, что массовый туризм приносит не столько деньги и рабочие места, сколько разрушение и потери. 
Фильм "Пик" рассказывает об изнанке горнолыжного бизнеса - портал "Здравком"Искусственный снег для любителей природы
-- Что вы хотели сказать этим фильмом – что нужно перестать ездить в горы кататься на лыжах? - с вызовом спросила зрительница Марейку Вегенер, сценариста фильма «Пик». 
-- У нас не было намерения диктовать вам «делайте то, не делайте это». Мы лишь хотели сказать, что в поисках удовольствий мы часто теряем нечто очень важное, что потом невозможно вернуть. Просто когда поедете в Альпы, знайте, что этот снег вокруг – искусственный, - ответила Марейка. 
«Пик» рассказывает о районе Альп, проходящих по территории Австрии и Италии. Испокон веков жители региона жили за счет сельского хозяйства, но сейчас законы там диктует индустрия горнолыжного отдыха. Все было бы ничего, но из-за глобального потепления начали таять альпийские ледники (к слову, именно в том районе Альп нашли тело Этци – этот охотник бронзового века пролежал во льду около 5000 лет, а потом просто вытаял). 
Как следствие, снега на склонах становится все меньше, и ради сохранения клиентов и прибыли индустрия горнолыжного отдыха вынуждена производить искусственный снег. Технология проста: из ручья берут воду, доставляют ее на высоту в 2000 с лишним метров и превращают ее в снег. Естественно, закачка таких объемов требует огромных затрат энергии, поэтому искусственный снег – удовольствие не из дешевых, признают представители индустрии. Суточная норма снега стоит 500 тысяч евро, инвестиции составляют порядка 50 млн евро в год. Поэтому для снижения издержек в горах построили водохранилище:  взорвали часть гряды, забетонировали чашу, заполнили ее водой. В общем, подправили ландшафт, воду стало качать дешевле.
Поскольку все инвестиции идут на поддержку одной отрасли, другая – сельская хозяйство - хиреет. Молодежь уезжает на заработки в город, в селениях доживают век старики. Фермер Бруно, один из героев фильма, считается молодым, хотя ему хорошо за 40. Он живет со своей 82-летней матерью и до сих пор не женат, так как в округе просто не осталось молодых женщин. Он по привычке косит траву на горных склонах, но усилий его и  немногочисленных жителей недостаточно, и в результате, знаменитые альпийские луга зарастают лесом. 
Насколько мне известно, схожая ситуация и в других районах Альп. Под строительство горных трасс вырубают леса, нарушая тем самым природное равновесие. По оценке экспертов, уничтожено до 60-80 % альпийских лесов. Традиционные виды деятельности приходят в упадок, и люди уезжают. В Савойских Альпах фермеры даже вынуждены импортировать жен из России и Украины, так как местных женщин не осталось. 
В альпийских горных селениях остаются только старики - портал "Здравком"Видимо, среди зрителей оказалось немало любителей горнолыжного отдыха – Марейку Вегенер буквально забросали вопросами. 
-- Просто поразительно, сколько денег вкладывают в производство искусственного снега! И это вместо того, чтобы развивать альтернативную энергетику или природоохранные программы, - прокомментировал один молодой человек. 
Марейка только руками развела. Собственно, а что еще делать бизнесу, если несмотря на потепление, он жаждет бесперебойно эксплуатировать горные склоны? Игра стоит свеч – ежегодно Альпы посещают порядка 50 млн туристов. 
-- А все же, что плохого, что люди хотят кататься на лыжах и быть ближе к природе?- не сдавались «горнолыжники».
-- Да ничего плохого в этом нет. Только получается какой-то замкнутый круг – люди едут приобщаться к природе, но тем самым способствуют появлению искусственного, - ответила Марейка. И за это искусственное выкладывают немалые деньги, будто за натуральное. 
Одним снегом этот процесс не ограничивается. Например, во французских Альпах горнолыжные курорты строят одновременно с искусственными деревнями. В них нет ни одного жилого дома, только гостиницы и апартаменты, а «жители» приезжают на работу. 
-- А что же делать, если существует массовый спрос на горнолыжный отдых? Вы можете предложить решение проблемы массового туризма, - прозвучал вопрос еще одного зрителя. В конце концов, в России теперь тоже есть современный горнолыжный курорт, и снега там, скорее всего, тоже будет не хватать - все таки Сочи находятся в субтропической зоне. 
У Марейки готового решения не оказалось. Она признала, что если есть спрос, то на нем всегда кто-то будет зарабатывать. Это значит, что от сезона к сезону в горах будет  появляться все больше искусственных объектов.
"Венецианский синдром" рассказывает, как массовый туризм губит Венеция - портал "Здравком"Эрзац-радости туриста
Больше вопросов, чем ответов и у авторов прекрасного фильма «Венецианский синдром», повествующего  о трагическом превращении Венеции из живого города в аттракцион для туристов. По сути, в подобие тех же альпийских деревень, где люди не живут, а только приезжают работать.
--Почему в анонсе фильма говорится, что туризм уничтожает город? Они же сами его развивают, - недоумевает сидящая рядом со мной дама. – Они хотят и рыбку съесть, и косточкой не подавиться? –
Её дочь живет недалеко от Венеции, и дама два-три раза в год там бывает. Сама она обожает этот город и, услышав анонс фильма об гибнущей Венеции, пришла узнать, что и  почему. 
Как оказалось, город умирает потому, что венецианцы его покидают. За последние годы население Венеции сократилось с 200 до 58 тысяч человек. Люди уезжают, так как жить в ней, по сути, могут только те, кто занят в индустрии гостеприимства, ежегодно обслуживающей более 20 миллионов туристов. То есть в среднем, Венеция принимает  60 тысяч человек в день. По прогнозам, в этом году турпоток увеличится.  
По фильму можно судить о масштабах нашествия. Повсюду толпы туристов - на площади Сан Марко яблоку негде упасть, вдоль каналов гуськом за экскурсоводом передвигаются бесчисленные группы… Огромная парковка заставлена сотнями автобусов, и даблдеккеры продолжают подвозить новые отряды туристов….Время от времени над кромкой домов нависают громадины круизных лайнеров, высаживающих тысячный десант для беглой трехчасовой экскурсии…
В центре повествования – коренные венецианцы. Пожилая чета – знаменитый гондольер на пенсии и его жена, которые, по их словам, если куда и уедут, то только на кладбище Сан-Микеле…. Пожилая дама – искусствовед: муж умер, сын уехал, так как «ему здесь нечего делать». Для неё Венеция с её старинным искусством, книгами, архитектурой - смысл всей ее жизни. Правда, из-за полчищ «варваров», как она называет туристов, в центре теперь можно гулять лишь по ночам... Влюбленный в архитектуру торговец недвижимостью, страдающий от того, что вынужден обманывать покупателей, впаривая им кое-как отремонтированные дома. Тратиться на серьезную реставрацию владельцы домов не хотят, их интересует только прибыль. В конце фильма этот человек уезжает из города…. Вынужден перебраться на материк и другой герой – 52-летний водитель грузовой лодки. Благодаря туристам, цены на аренду подскочили, и ему уже не по карману снимать квартиру. 
 В центре повествоания фильма "Венецианский синдром" - коренные венецианцы - "Здравком"Все герои по-человечески очень привлекательны, очень ярко и остроумно говорят – чувствуется дыхание 14-вековой истории. Им сочувствуешь, но понимаешь, что они - последние из могикан.
-- И все же, в чем проблема – Венеция ведь живет за счет туристов? – спросила продюсера фильма Валерио Мозера моя соседка, у которой дочь в Венеции. 
-- Город с XVI века живет за счет туристов, но сейчас не выдерживает их наплыва. Тогда были и другие источники дохода, а сейчас это, по сути,  единственная отрасль экономики, - посетовал Мозер. 
Он рассказал, что в 70-е годы власти Венеции приняли закон, позволяющий переводить частные квартиры в нежилой фонд - под хостелы и гостиницы. Венецианцы стали зарабатывать сдачей квартир. Так, живой город начал превращаться в аттракцион для туристов, а жители стали уезжать. Не так давно в городе закрыли родильное отделение и почту.  «Венеция теперь очень похожа  на Диснейленд», - грустно заметил Мозер.
-- Я забронировал себе номер в гостинице bed&breakfast, а приехав, увидел, что  владельцами ее являются китайцы. Я тогда подумал: «Что-то не так с этим городом», - поделился  впечатлениями от Венеции молодой человек.
-- В фильме говорится, что благодаря туризму город зарабатывает 1,5 млдр евро. На что же их тогда тратят? – спросили Мозера из зала
-- Мы делали фильм три года, но так и не смогли выяснить, куда уходят деньги, - развел тот руками. – Венеция их не получает, город давно «в минусе», а международные корпорации, зарабатывающие на туризме, платят налоги в другом месте.- 
И опять, как в разговоре об искусственных Альпах, прозвучало: «это - замкнутый круг». 
--Венецианцы ощущают себя как больные шизофренией – они должны зарабатывать за счет туристов, а с другой стороны, чем больше их приедет, тем хуже для города. Чтобы город не умер, в него нужно вернуть жителей, но чтобы они вернулись, нужна инфраструктура – больницы, та же почта. Замкнутый круг, - резюмировал Валерио Мозер. 
Зрители притихли, но уже через минуту пошли конструктивные предложения.
-- А если ограничить поток туристов, есть где-нибудь в мире такой опыт?- 
-- А если прекратить продавать турпакеты?
-- А если запретить этим гигантским лайнерам заходить в Лагуну? За три часа на берегу туристы вряд ли успевают потратить деньги.. 
Как оказалось, последнее предложение венецианцы уже реализовали – с 1 января этого года лайнерам запрещено входить в порт. А вот как ограничить турпотоки – в мире еще не придумали. Поэтому и нужны такие фестивали как «Экочашка», чтобы люди узнавали о нависшей беде и начинали думать над ее устранением задолго до того, как ситуация станет необратимой.

«Диснейленд - порождение индустрии досуга» социолог Дина Томбу - эксперт журнала "Здравком"
Точка зрения: кандидат социологических наук, доцент МПГУ Дина Томбу
«Превращение в Диснейленд» - проблема не только одной Венеции. В мире этот процесс идет давно. «Диснейленд» - это порождение индустрии досуга. Чем больше услуг и развлечений приходится на единицу площади, тем выше ее прибыль. Поэтому под предлогом «сохранения» национального и культурного достояния потребителям навязывается куча услуг, вследствие чего смысл туризма, по крайней мере познавательного, зачастую выхолащивается. Эту особенность четко подметил старый гондольер из «Венецианского синдрома», который сказал, что раньше в Венецию приезжали на две недели, а теперь на три часа. 
Боюсь, альтернативных вариантов развития у Венеции нет. Можно восхищаться ее культурным наследием, но к сожалению, дохода оно не приносит. А вот развлечения, напротив, приносят огромную прибыль. 
Как известно, главное в бизнесе, в том числе в туриндустрии – это выгода и прибыль. Культурное наследие для них - не ценность, оно интересует только при одном условии - если его можно «отжать». Венеция - это готовый бренд, даже рекламу давать не надо. Люди во всем мире хотят побывать в Венеции! Поэтому там постоянно растут цены на жилье. И турбизнесу выгодно, чтобы венецианцы уезжали, так как город-призрак легче эксплуатировать.
Однако от этого проигрывают не только местные жители, но и туристы, которым вместо знаменитого мурановского стекла втюхивают китайский эрзац. Что они получат за три часа беглого осмотра? Ничего! В результате, все оказываются в проигрыше, а город погибает
Мне кажется, такие фильмы нужно чаще показывать, чтобы люди знали, что не все так хорошо и радостно даже в такой праздничной сфере как туризм и отдых.
фото: www.cineplex.com.tw; 
 www.kviff.com; ecocup.ru   
Версия для печати

Метки статьи: среда, , экология

Комментарии:

    Читайте также:

    «Возьмите хорошего оливкового масла» – настойчиво рекомендуют нам в книгах по итальянской кухне. Сразу возникает подозрение, что мы так и норовим использовать масло не очень хорошее. Лучший способ разрешить сомнения – спросить итальянца. «У качественного оливкового масла должен быть вкус артишоков», – ответил Гаэтано Скиралли, потомственный производитель хорошего оливкового масла.

    У вас есть деньги, но в жизни не хватает гармонии? Тогда поезжайте в Куала-Лумпур. Там с 17 по 26 сентября специально для слушателей из России гуру фен-шуй Лилиан Ту проведет интенсивный курс «Практический Фень шуй».

    Что делать, если спина болит, а жить как «доктор прописал» нет ни времени, ни желания? Искать «золотую середину» - образ жизни, «устраивающий» больную спину. О своих поисках компромисса рассказывает социолог Дина Томбу.