В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
15.08.2018, 17:36
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
семейные ценности ориентация аборты активность алкоголь аллергия анонс аутизм безопасность беременность биоритмы благотворительность боль вегетарианство велосипед ВИЧ/СПИД возраст воспитание вредные привычки гендер генетика гены демография дети детское питание детство диагностика добро долголетие донорство досуг еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зло зрение зубы инвалидность интеллект исследование история история успеха кино красота кризис лженаука личная история личная эффективность личность личный опыт лишний вес ложь любовь медицина мифы мозг молодежь мужчины мусор мышление насилие наука новый год нравы образ жизни образование обучение общение общество ожирение ответственность отходы память педофилия пенсионная реформа пенсия питание пищевые привычки поведение подростки позвоночник политика похудение права человека правильное питание праздник продолжительность жизни просвещение простуда психиатрия психика психология рак реклама религия родители роды рождаемость Рождество саморазвитие секс семья сила сироты смертность смерть совы и жаворонки солидарность спина спорт старение старость стресс счастье телевидение технологии технология традиции усыновление фаст-фуд ценности школа экология экономика эксперимент
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

«Родители решают проблему таблетками»: психолог Алла Холмогорова — о последствиях учебной перегрузки

Добавлено:
Накануне выпускных экзаменов в школах и сессий в вузах растет спрос на психостимуляторы, ноотропы и другие препараты. Детский допинг стал обычным явлением. Препараты дают детям и подросткам в надежде, что это поможет справиться с нагрузками в школах и вузах, «улучшить мозговую деятельность». Некоторые родители говорят, что дети сидят на таблетках с начальной школы. Александр Трушин выяснял, зачем детям допинг.
Родительские письма в интернете взывают о помощи:
«Моя дочь в этом году выпускница и очень переживает по этому поводу. Стала плохо спать, раздражается по поводу и без. Сходили к педиатру, прописала лекарство, на какое-то время состояние улучшилось, потом сон опять пропал. Подскажите, какие препараты можно еще применить?»
«Девочка 17 лет, активно готовится к ЕГЭ. Но сейчас заметно снижение концентрации внимания. Стала астенической, постоянно хочет лежать. Нервничает за результаты. Что предпринять, как помочь, может, какие-то лекарственные препараты посоветуете?»
«Учусь в 11-м классе, готовлюсь к экзаменам. Куча информации, большие нагрузки. Посоветуйте кто-нибудь лекарства от переутомляемости, от усталости, а также для ума. Днем засыпаю, ночью плохо сплю...»
Что это за учеба, после которой надо лечиться? Почему экзамены вызывают такие реакции у детей и почему подготовка к экзамену ведет к разрушению психического здоровья детей? Об этом  Александр Трушин поговорил с Аллой Холмогоровой, руководителем лаборатории психологического консультирования и психотерапии Московского НИИ психиатрии (филиал НМИЦ ПН им. В.П. Сербского Минздрава России), деканом факультета консультативной и клинической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ).
— Детский допинг — насколько это широкое явление?
— Действительно, специалисты наблюдают чрезмерное применение препаратов группы ноотропов и пищевых добавок в период подготовки к экзаменам. Самая большая ошибка, когда мамы обмениваются опытом: моему ребенку это помогло, попробуйте и вы. Состояние детей может быть похожим на первый взгляд — усталость, раздражительность, потеря внимания, но биологические и психологические механизмы, вызывающие эти симптомы, бывают совершенно различны. Разобраться в этом может только врач-специалист.
— От каких препаратов вы бы предостерегли родителей?
— Нет лекарств плохих или хороших, бывает неправильное их применение. Одно и то же лекарство может улучшить сон, принести успокоение одному пациенту и, наоборот, вызывать возбуждение, усиливать тревогу, раздражительность, эмоциональное напряжение у другого. Лекарства должны назначаться только с учетом клинической картины. И только врачом. Очень важна дозировка — когда и сколько принимать. И обязательно должно быть наблюдение врача. Сходить один раз за рецептом («дайте лекарство для улучшения мозговой деятельности») недостаточно. Если уж пришлось обратиться к врачу, надо доводить лечение до конца. Но самое главное: если вы видите, что ребенок переутомлен, нагрузки превышают допустимые для его возраста пределы, если он не отдыхает, не восстанавливает силы, задумайтесь о его режиме. 
— Вы упомянули пищевые добавки. Считается, что они безвредны...
— Это те же лекарства, не прошедшие специальных исследований, которые определяют их эффективность, дозировку, и самое главное, побочные действия. Но в продаже добавок заинтересованы фармацевтические компании. К сожалению, добавки часто рекламируют по телевидению. Есть проблема — обращайтесь к специалисту. Но в последнее время к психиатрам обращаются все реже.
— Почему?
— Страх стигмы. Родители боятся, что на ребенка повесят ярлык «ненормального». Отчасти из-за этого и ищут помощь в интернете. С другой стороны, сейчас, к сожалению, отменили субспециальность «детская психиатрия». Да, у нас сохраняется научная школа по этому направлению, есть повышение квалификации врачей, но детских психиатров все меньше.
— Почему родители не боятся назначать психостимуляторы детям? Это происходит от непонимания, что происходит с ребенком?
— Большинство детей очень перегружены в школе. Они устают, жалуются, что им трудно запоминать материал. А родители, вместо того чтобы поговорить с учителями о снижении нагрузок, об отмене дополнительных уроков или отказаться от занятий с репетиторами, чтобы восстановить нормальный режим ребенка, пытаются решить проблему таблетками. Причем большинство действует самостийно. Реакции детского организма нам хорошо известны. Возможно некоторое временное улучшение, но, если перегрузки продолжаются, последствия могут быть непредсказуемыми. Это порочный круг. Лекарства не решают школьные проблемы. Проблемы же ведут к депрессии. Депрессия — один из факторов подростковых суицидов. Число самоубийств подростков в России выросло в 2016 году в полтора раза по сравнению с 2015 годом, что связано со многими причинами.
— Почему возникают такие проблемы в школе?
— Нельзя все сводить к школе, причин у детского стресса много, сейчас, например, пишут о роли интернета. Но школьные перегрузки — одна из важных причин эмоционального неблагополучия детей и подростков. Многие сотрудники нашего факультета в МГППУ работают в школах. И мы видим, что дети находятся под двойным прессом. С одной стороны давят учителя. Их работа оценивается (чтобы там ни говорили образовательные начальники) по результатам ОГЭ и ЕГЭ. Значит, учитель все силы бросает на то, чтобы натаскать детей к экзамену. С другой стороны давят родители, которые хотят, чтобы ребенок получил на экзамене высокие баллы, иначе не примут в 10-й класс, не поступит в престижный вуз. Ребенок живет в состоянии постоянного стресса. Это ненормально. На ЕГЭ этот стресс не заканчивается: бюджетные места в вузах ограничены. Между учениками, потом между абитуриентами развивается нездоровая, жестокая конкуренция. У детей непреходящий страх: сдам — не сдам, поступлю — не поступлю? У одного нашего коллеги сын в 9-м классе готовится к ОГЭ, наняли репетиторов по всем четырем предметам, занимается дома до половины первого ночи. Отец говорит: я понимаю, что это плохо. Но что делать, мы просто обречены на это, если хотим, чтобы ребенок двигался дальше.
— Психологи различают психологический и биологический возрасты человека. Не с несовпадением ли этих возрастов в наших детях связаны сложности со сдачей экзаменов, разгул репетиторства и подростковый допинг?
— Расхождение биологического и психологического возраста у наших детей увеличивается, психологическое взросление запаздывает. Многие оканчивают школу, но еще не готовы к выбору дальнейшего своего пути и будущей профессии. Но ЕГЭ требует от них такого выбора. Это особенно заметно по недавно введенному профильному ЕГЭ по математике. Получился невероятный разрыв между требованиями и возможностями подростков. Мне кажется, и многие учителя тоже считают, что палку перегнули. Отсюда все проблемы и с подготовкой, и с репетиторством.
— Какие могут быть последствия учебной перегрузки?
— Несколько лет назад мы проводили специальные исследования в школах по известным психологам шкале детской депрессии. Изучали эмоциональную дезадаптацию детей — состояние, при котором ученик не может приспособиться к условиям в школе. Опросили более тысячи школьников в разных образовательных учреждениях. Оговорюсь, что в таких исследованиях мы не можем ставить диагноз «депрессия», а только лишь выявляем риски этого серьезного заболевания. Наш вывод: в гимназиях, лицеях, школах с углубленным изучением предметов эти риски выше, чем в обычных школах. И даже выше, чем в детских домах.
Мы обнаружили симптомы депрессии у 25 процентов учеников гимназий. А следовательно, подростки нуждаются в помощи, и не обязательно в медикаментозной. Но совершенно очевидно, что им необходимо изменить образ жизни, изменить коммуникацию со сверстниками, учителями и родителями.
— Почему такая картина именно в гимназиях, где учатся мотивированные, хорошо подготовленные дети? 
— Нагрузки там выше, чем в обычных школах, дети допоздна сидят над домашними заданиями и к тому же испытывают постоянные стрессы, связанные с оценками, контрольными работами, рейтингами, соревновательностью. Это ненормально. Мы, специалисты, иногда называем такие гимназии «школами современного нарциссизма». У ребенка возникает искажение или нарушение способности реально воспринимать и оценивать себя — из-за тех же страхов, разочарований, запретов.
Что тревожит в первую очередь — разрушаются детские дружбы. Вокруг конкуренты, а не друзья. Дружба — важнейшее условие, необходимое для нормального развития человека. Это касается не только старших, но и младших учеников. Другая проблема — ранняя специализация. Детей уже в 5-м классе начинают делить на физиков, математиков, гуманитариев. С точки зрения психологов, это плохо, потому что ребенок может сделать сознательный выбор только к окончанию школы, и то не всегда. Чаще всего этот выбор делают родители, а дети становятся заложниками родительских притязаний и амбиций — каждый хочет, чтобы его ребенок был лучше других. Так формируется неправильно понимаемый культ успешности. Наши исследования показали: в обычных школах эмоциональное благополучие детей в 2-3 раза выше, чем в гимназиях. Может быть, у них меньше знаний, но душевное состояние более спокойное. А это очень важно для правильного развития.
— Школьные психологи занимаются этим проблемами? Могут ли они консультировать учителей по поводу перегрузок детей?
— После реорганизации школ число психологов резко сократилось. Конечно, они должны консультировать и учителей, и родителей, работать с детьми, проявляющими признаки депрессии. Но психолог состоит в штате школы и, следовательно, подчиняется директору. Ну кто же признает, что школа перегружает детей? В ряде стран, в частности в Германии, психологические службы независимы от школьного руководства. Психолог нужен для того, чтобы помогать учителям и родителям найти правильный подход к детям, особенно неуспевающим.
— Существует расхожее мнение, что чем больше ребенка нагружать учебой, тем для него же лучше. Есть ли пределы учебной нагрузки?
— Конечно, есть. И есть санитарно-гигиенические нормы, которые определяют, какое количество уроков в день или в неделю должно быть в начальной, основной или старшей школе, какими должны быть объемы домашних заданий, сколько времени ребенок должен на это потратить. В начальных классах они, как правило, соблюдаются. А в старших — увы. Учеба поглощает все свободное время. Психологи выделяют три вида интеллекта: академический (знания), социальный и эмоциональный. Если в жизни ребенка или подростка возникает перевес в сторону академического интеллекта, страдают два других. В результате не развиваются способности понимать себя, других людей, эффективно с ними общаться. Знания есть, а применить в жизни их он не умеет.
— Какой здесь механизм не работает?
— Можно выделить в образовании две составляющие: hard и soft. Первое — это академические знания. Второе — умение их применять. Если у человека преобладает hard-образование, нередко возникает проблема их реализации в социальной жизни, самореализации себя как профессионала. Мы наблюдаем такие явления в школах для особо одаренных детей — есть такие школы, где в один класс собирают ребят с исключительными способностями, например математическими. Класс, составленный из таких учеников, это высококонкурентная гомогенная среда. В детей вкладывают большой объем знаний, но потом они часто не могут реализовать себя в жизни, оказываются потерянными людьми. Потому что в процессе учебы не осознают себя, не понимают собственных возможностей и интересов, не находят сферу, где они могут себя реализовать. Вернусь к нашему исследованию эмоциональной дезадаптации. Из четырех типов школ (детский дом, обычная школа, школа с углубленным изучением и школа для одаренных) в последней самая высокая доля неблагополучных детей с симптомами тревожности, депрессии — более трети. Нередко за психологической помощью обращаются студенты престижных вузов, где учатся победители предметных олимпиад, с подобными же симптомами.
— У нас в последнее время складывается какой-то культ одаренных детей — школы, лагеря, телепрограммы. Нужны ли им особые условия? И что такое одаренность, гениальность?
— Иногда под одаренностью понимают, например, способность ребенка быстро считать в уме. Способности у людей разные, но есть некий стандарт. У кого-то способности развиты больше стандарта, у кого-то меньше. Но сама по себе способность устного счета — это только функциональная предпосылка, она не определяет продуктивности будущей деятельности. Требуется кроме способности еще и мотивация, интерес, личностная зрелость. Из ребенка, быстро умножающего в уме шестизначные цифры, с равным успехом может получиться и гениальный математик, и хороший бухгалтер. Скажу честно: меня пугает, когда способности детей очень рано выставляют напоказ. Это может привести к нарциссическому развитию, перерастать в крайне негативный фактор, порождающий серьезные затруднения в жизни, особенно в детской. Если ребенок действует исходя из собственных интересов — это одно. А если доминирует ожидание высоких результатов со стороны родителей — это другое. Ребенок рано становится объектом восхищения окружающих. Он подстраивается под ожидания взрослых, но при этом возникает страх не оправдать надежды, разочаровать. А это чревато срывами и даже трагедиями.
— А Моцарт?
— Отец заставлял его очень много работать. Но он остался живым, гармоничным человеком. Это редкий случай, когда гений в раннем детстве осознает свое предназначение и идет к нему.
— Сколько в действительности гениальных детей?
— Трудно сказать, все дети в чем-то талантливы, каждый по-своему. И это не общее место. Можно привести примеры, когда при специально создаваемых условиях талант проявляется у детей с изначально сильным отставанием в развитии. Главная задача школы — помочь обнаружить и раскрыть этот талант ребенка. А получается наоборот — очень часто дети уходят из школы разочарованными в себе, с подорванной верой в свои способности. Я думаю, современное общество потребления больно культом успеха, нередко ложно понимаемым. Родители навязывают свой выбор ребенку, когда он к этому еще не готов. В этом источник последующих проблем, а нередко и психической патологии. Потом, становясь взрослым, он начинает думать, правильно ли он выбрал профессию. К нам нередко приходят студенты вузов в депрессивном состоянии. Говорят: мне осталось два-три года учиться, а я еще ничего не сделал, я хуже всех.
Гонка за талантами часто оказывается бессмысленной, потому что никто не знает, что получается из этих ребят потом, во взрослой жизни. Я думаю, психологическое здоровье, правильное развитие детей важнее, чем минутный успех.
Беседовал Александр Трушин
Депрессивные отличники
Цифры
Самая здоровая психика у ребят, которые учатся в обычных школах
По результатам обследования более тысячи школьников 11-16 лет в образовательных учреждениях Москвы и Московской области группы рисков депрессии составляют
25% среди учеников гимназий
20% среди воспитанников детских домой и приютов
10% среди учащихся обычных школ
Источник: статья Аллы Холмогоровой «Психическое здоровье детей, подростков и молодежи в современном информационном обществе»
источник: «Огонек» 
фото: www.wrightslaw.com
Версия для печати

Метки статьи: обучение, школа, психология

Комментарии:

Читайте также:

Наступает Новый год, и мы опять даем себе слово начать новую жизнь. Сколько раз мы уже обещали себе буквально со 2 января начать делать зарядку, завязать с фаст-фудом, перестать есть на ночь? Но изменить жизнь нам всегда что-то мешало.

 

.

Сказав неправду, люди испытывают желание прополоскать рот, а написав ложь - вымыть руки. По мнению ученых, головной мозг устанавливает связь между абстрактным понятием «грязного» поступка и вещественными представлениями о чистоте, сообщает РИА «Новости» со ссылкой на исследование, опубликованное в Psychological Science.

Свои трудности россияне предпочитают обсуждать на кухне, а не в кабинете специалиста. В ситуации стресса и нервозности к услугам психотерапевта обратится каждый десятый (11%), а с проблемами в семье – лишь 2-3% россиян, приводит "Интерфакс" данные опроса ВЦИОМ.