В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
заболевания социальная политика активность алкоголь аллергия анонс анорексия антибиотики антиоксиданты артрит аутизм БАД бактерии безопасность бессмертие биоритмы благотворительность болезни боль вакцина вегетарианство витамины ВИЧ/СПИД возраст волосы врачи время генетика гены гипертония ГМО голодание грипп давление депрессия дети диабет диагностика диета ДМС ДНК добавки добро долголетие донор донорство еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зрение иммунитет инвалидность инновации инсульт интеллект инфаркт инфекция исследование история история успеха климат кожа крионирование лекарства личная эффективность личность личный опыт лишний вес любовь медитация медицина Минздрав мифы мозг молодость молоко мужчины насилие наука неврология новый год нравы образ жизни образование общество ожирение оздоровление ОМС онкология память переедание печень питание пищевое отравление погода позвоночник политика похудение похудеть права потребителей права человека праздник продолжительность жизни просвещение простуда профилактика псевдонаука психиатрия психика психология рак рак груди рейтинг реклама родители сахар секс сердце скандал смертность смерть солидарность сон сосуды спина спорт старение старость статистика стоматология страхование стресс суставы телевидение технологии трансплантология туберкулез фальсификат фармацевтика фармкомпании фитнес форум холестерин ценности школа эвтаназия экология экономика эмбарго эмоции эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Вот и дожили: диагноз российской системе здравоохранения

Добавлено:
В ежегодном рейтинге эффективности национальных систем здравоохранения, подготовленном агентством Bloomberg, Россия заняла последнее, 51-е место. Как же так? Врач и писатель Анна Андронова ставит диагноз российской системе здравоохранения. 
Странно: вроде бы при взгляде сверху, в отчетности, все у нас неплохо. Оснащенность больниц и поликлиник улучшилась на порядок, оборудование крупных центров соответствует мировым стандартам, средние зарплаты медработников растут. Почему же мы последние? Кстати, и это уже неплохо. В рейтинг, который исследует медицину стран, где при численности населения от 5 млн человек ВВП на душу населения составляет более 5 тысяч долларов, а средняя продолжительность жизни выше 70 лет, мы попали вообще впервые. Большой вопрос, останемся ли мы в нем на следующий год. И все-таки, почему последние среди, извините за выражение, цивилизованных стран?
Потому, наверное, что в нашей стране традиционно человеческая жизнь малозначима. Да-да. Спасать «рядового Райана» — это не наше. А причиной всех бед видится малая доступность первичной бесплатной помощи. Несмотря на положительные сдвиги, нацпроекты, повышение зарплат и частичное переоснащение поликлиник, быстро попасть на прием при возникновении проблемы со здоровьем и получить квалифицированную помощь трудно. В отдаленных районах — территориально. В крупных городах — организационно. Не хватает участковых врачей и специалистов. Не хватает молодых активных и квалифицированных кадров. Сохраняется большой процент врачей-пенсионеров, совместителей, совместителей нескольких специальностей. Люди по-прежнему уходят из медицины.
Давайте возьмем обычную Мариванну 75 лет, которая живет в обычном городе одна. У нее есть родственники, но навещают изредка. У Мариванны больное сердце, гипертония, диабет, варикозная болезнь вен и артрит. Поликлиника в трех остановках езды на транспорте. Она отправляется к терапевту с утра пораньше: ей уже месяц хуже — боли в сердце чаще, сильнее, ходить стало трудно. Терапевт ей кое-что выписывает из таблеток, назначает почему-то анализы. Старушка, поднявшись в пять утра, сдает кровь и мочу. К концу очереди в лабораторию она чуть дышит. Сердобольный врач из ближайшего кабинета измеряет ей давление. Высокое. Назначают уколы. Потом каждый день Мариванна буквально доползает уже до поликлиники, получает относительной ценности и эффективности укол "от давления" или «от склероза» и плетется домой. Раньше ее от греха подальше терапевт укладывал в ближайшую больничку, но теперь больничку закрыли. Сказали, что здание аварийное, а на самом деле — сократили койки. Дней через пять мучений Мариванны терапевт записывает ее на прием к кардиологу. Та меняет лечение и назначает кардиограмму. Запись на неделю вперед. До ЭКГ можно не дожить...
Теперь попробуем перенести Мариванну в деревню. Или лучше пусть в деревне живет девочка Маша до года. В ЦРБ есть педиатр по программе молодых специалистов — напуганная девушка, на которую свалилось отделение больных детей. Сразу работа заведующей этим отделением, дежурства, прием и отсутствие неонатолога. Этот специалист имеется (такая же девушка), но она в декрете. Изредка приходит в больницу и, сдав собственного малыша санитарке, кое-как помогает подруге. Девочка Маша болеет. Ее болезнь не совсем понятна врачу. Посоветоваться не с кем. Интернет очень медленный, если он есть. Точно есть шпатель, тонометр, стетоскоп и рентген. Но нет рентгенолога. Доктор на селе получает такую зарплату, на которую он не только не в состоянии посещать конференции, выписывать журналы, повышать свой профессиональный уровень, он бы и выжить не смог. Хорошо, добрые люди несут кто что может — яйца, картошку, поросячий бок, сметанку. Чехов и Вересаев. В некоторых же деревнях нет ни врача, ни медсестры...
А вот Иван Иваныч болен онкологически в запущенной форме. Он в семь утра занял очередь в онкодиспансере к врачу. Тут столько народа, как в автобусе в час пик. Скамеек нет. Все стоят. К концу приема доктор не в силах уже говорить. Он не может ничего объяснить, никаких подробностей. Но — лечение назначено. Дорогое лекарство для химиотерапии можно получить бесплатно. Для этого надо пройти комиссию, оформить инвалидность, выписать рецепт, пройти еще комиссию. Затем будет заседать в министерстве еще одна, которая, возможно, выпишет препарат. И его можно будет ввести в стационаре. Препарат надо вводить раз в три недели. Для госпитализации каждый раз надо сдавать ряд биохимических анализов крови в поликлинике. Взять у терапевта направления — кровь на гепатиты и ВИЧ. Так положено. Для контроля эффективности лечения хорошо бы раз в три месяца сделать компьютерную томографию нескольких зон организма. Каждая в частном центре стоит от 3 тысяч рублей. Бесплатно можно, но по одной зоне и в очередь — в течение нескольких месяцев она подойдет...
Представим теперь, что Иван Иванович живет в сельском районе. В деревне с девочкой Машей. Внучка болеет. Мама у Маши выпивает, папа уехал в прошлом году в Москву на заработки...
На утренней конференции я ежедневно слышу, как докладывают о поступивших за сутки с инсультами и инфарктами. Возраст вовсе не пенсионный: 43, 55, 34. Гипертония, ожирение, курение, плохая наследственность. Ни разу в жизни не измерял артериальное давление. Был вроде диабет, но не контролировал сахар, «само проходило». Много работал. Много пил. Вообще не знал, что такое сердце, и вдруг. Молодые трудоспособные люди не имеют представления о своем здоровье, факторах риска, об опасности. Перенес инфаркт несколько лет назад. Дали инвалидность. Сидит дома на шее у жены, смотрит телевизор и пьет. На таблетки никаких денег не хватает. Повторный инфаркт.
В 2014 год Минздрав в качестве приоритетных направлений деятельности выделил строительство перинатальных центров и диспансеризацию. При том что расходы на здравоохранение будут сокращаться. Честно говоря, слово «стройка» вызывает у меня священный ужас. Это тоже сейчас характерно — вбухать огромные средства в то, чтобы создать новое с нуля. А старое? Дать молодому специалисту ссуду и дом, а пожилого фельдшера тетю Маню, которая верой и правдой 30 лет на мотороллере ездила по распутице и принимала роды, и колола, и спасала, и была врачом, соцработником, акушером и стоматологом в одном лице,— премировать грамотой от Минздрава и резным деревянным блюдом (творчество воспитанников местного расформированного детского дома). Выстроить сердечно-сосудистый центр, но не дать расходки, чем работать, и изъять квоты. Возвести педиатрическую клинику с нулевого цикла, но ликвидировать фельдшерско-акушерские пункты в деревнях, закрыть автобусные маршруты так, чтобы добраться до новой клиники могли не все. Требовать качественной подготовки студентов-медиков, но мало платить преподавателям. Сокращать и урезать то, что еще как-то держится.
Пока каждый из верящих в статистику управленцев не осознает исключительную ценность каждой жизни, организация медпомощи не будет эффективной повсеместно. Сейчас главное и единственное звено — неравнодушный, профессиональный врач. Человеческий фактор. Хорошие врачи есть и в поликлиниках, и в стационарах, и на селе. Такие, за которых не стыдно, кто действительно работает для людей и бьется за каждую жизнь, как за свою. В большинстве случаев они рассчитывают на помощь государства очень мало. Только на свои силы.
источник: "Огонёк" 
Версия для печати

Метки статьи: здравоохранение, общество, ценности

Комментарии:

    Читайте также:

    Премьер-министр Владимир Путин лично ответил на жесткую критику блоггера, который в нецензурной форме охарактеризовал работу правительства по тушению пожаров в Центральной России. Путин назвал блоггера «молодцом».

    Согласно статистике Минздравсоцразвития, в июле из-за аномальной жары смертность в России выросла на 8,6%, а в Москве на 50,7%. В абсолютных цифрах – это 40-50 тысяч смертей, подсчитал экономист Игорь Николаев. Можно ли было избежать столь огромного числа смертей?

    Антиалкогольную компанию снизу проводит в Ростове-на-Дону неизвестная молодежная группировка. С криками «Русский не бухает» ее участники нападают на людей, распивающих алкоголь на улице, и избивают их. Одновременно стены и заборы города украсили многочисленные надписи «Русские не пьют» и «Русский, хватит бухать!».