В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 17:26
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
социальная политика активность алкоголь аллергия анонс анорексия антибиотики антиоксиданты артрит аутизм БАД бактерии безопасность бессмертие биоритмы благотворительность болезни боль вакцина вегетарианство витамины ВИЧ/СПИД возраст волосы врачи время генетика гены гипертония ГМО голодание грипп давление депрессия дети диагностика диета ДМС ДНК добавки добро долголетие донор еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зрение иммунитет инвалидность инновации инсульт интеллект инфаркт инфекция исследование история история успеха климат кожа крионирование лекарства личная эффективность личность личный опыт лишний вес любовь медитация медицина Минздрав мифы мозг молодость молоко мужчины насилие наука неврология новый год нравы образ жизни образование общество ожирение оздоровление ОМС онкология память переедание печень питание пищевое отравление погода позвоночник политика похудение похудеть права потребителей права человека продолжительность жизни просвещение простуда профилактика псевдонаука психиатрия психика психология рак рак груди рейтинг реклама родители сахар секс сердце скандал смертность смерть солидарность сон сосуды спина спорт старение старость статистика стоматология страхование стресс суставы телевидение технологии трансплантология туберкулез фармацевтика фармкомпании фитнес форум холестерин ценности школа эвтаназия экология экономика эмбарго эмоции эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Гепатит: То, о чем ни с кем нельзя говорить

Добавлено:
Самое страшное для больного гепатитом - это одиночество, ведь даже близкие люди начинают его опасаться, думая, что тот заразился, когда кололся или делал татуировку. О том, что приходится пережить человеку с диагнозом «гепатит С», рассказывает Майя Богданова.
Я почти ни с кем не говорила об этом весь год. Даже с собственным психотерапевтом я говорила о другом. О родителях, о любимых, о детях, о работе, о том, как выжить, создавая новый бизнес и о том,  как написать роман и пройти гиюр. Но не об этом.
Иногда я ездила на какие-то тренинги и там рыдала от бессилия и боли, но чаще я просто лежала дома на собственной кровати, обводила глазами изученную до нюансов обстановку и старательно ничего не чувствовала. Потом вставала и погружалась в привычную жизнь. А куда деваться то?
Привычная жизнь состояла из двух бизнесов, трех детей, школы, детского сада, сырников и кофе утром, шести таблеток рибаверина в день, антидепрессантов, пегасиса по 11 000 рублей за инъекцию и чувства тотальной изоляции и смятения.
Оказывается, так бывает. Ты вдруг встречаешь мужчину мечты, подумываешь о том, чтобы родить ему ребенка, идешь сдавать кровь, а дальше.... А дальше история за считанные недели разворачивается от «у вас гепатит» до «у вас цирроз печени и есть примерно год на то, чтобы с этим что-то сделать».
Меня пугали химией, депрессией, расходами, вылезшими волосами, затратами... Но не это оказалось для меня самым страшным в этом году. Куда страшнее было мое тотальное одиночество. 
Когда я говорю «химиотерапия», все сразу вспоминают про рак. Нет, ребята, вы не поняли! Рак - это благородная болезнь. О ней можно говорить в обществе. На ее лечение можно собирать деньги в фейсбуке и жаловаться друзьям, а они побреются налысо в поддержку твоих страхов. Рак - это «тебе не повезло».
А гепатит в российском общество - это стигма, это знак парии. Это «нагуляла», это «заразилась, когда кололась или била татуировку», это метка низшей касты. И черт с ним, что гепатит можно получить на самом деле в любом косметическом салоне или в стоматологии, или при переливании крови в больнице. Для нашего общества, которое черпает информацию о себе из телевизора, диагноз «гепатит» - это, безусловно, повод для презрения. 
Ну, а уж цирроз печени может иметь только одного происхождения - и это, конечно, алкоголь, а не вирус. И черт с ним, что друзья знают тебя уже лет двадцать и за это время пару раз видели с шампанским. Они все равно будут опасливо коситься и слегка отшатываться при встрече. Твой собственный бойфренд истерично убежит из ванной, когда ты решишь почистить зубы рядом с ним, и не станет больше есть с тобой один арбуз и целоваться. Твои родители откажутся верить в то, что происходит и будут старательно избегать общения с тобой весь год. «И вообще мало ли что там эти врачи придумают! Слушай больше!»
А когда у тебя не будет денег на очередную инъекцию - это будет только твоя проблема. Потому что «ну это же не рак, справится, чо». И когда у тебя не будет утром сил, чтобы подняться из кровати  и вести детей в садик - это будет только твоя проблема. Потому что «ты же их сама родила, чо». И когда ты будешь между консультациями клиентов корчиться от спазмов рвоты в туалете (это же все-таки химия, ребятки!), покрываться красными, бешено чешущимися пятнами по всему телу, худеть, толстеть, терять волосы, стричься, менять гардероб, работать сутками, потом спать сутками или не спать вообще - это все еще будет только твоя проблема. 
Гепатит лечится. И лечится довольно хорошо - это бодрит в процессе лечения. Но побочка в виде убитого к чертям иммунитета, который любую случайную простуду переводит в гайморит и воспаление легких, съедает год твоей жизни. Ты привыкаешь сдавать кровь раз в неделю, не уезжать далеко от холодильника с лекарствами, колоть что-то себе в бедро в туалете перед мастер-классом и ничем не выдавать перед лекционным залом, что только что тебя трижды вывернуло наизнанку, а пока они будут писать задание тебе придется отлучиться еще разок...
Можно, конечно, не вести мастер-классы, не консультировать, к черту закрыть бизнес и просто лежать дома, избегая всех и вся. Но тогда, во-первых, довольно быстро понимаешь, что чувствуешь себя еще хуже (потому что работа все-таки отвлекала), а кроме того, становится не на что покупать уколы. И тогда ты поднимаешься, возвращаешься и продолжаешь. Отводить в садик, пить таблетки, мыть посуду и пол, колоть, молчать, жалеть себя и не высыпаться.
Было буквально пятеро человек, которые знали. Может, шестеро. Я и с ними ничего не обсуждала. Паре самых близких докладывалась об анализах. Остальные просто «примерно знали, что происходит». Писать списки «успеть до», бояться и плакать ночью все равно приходилось в одиночестве, тщательно затворив дверь, чтобы не пугать детей.
Подруга предлагала «пока не поздно» оформить на нее опеку. А я понимала, что подписать эту самую «опеку» для меня будет равносильно «сдаться». И я тянула время, пила таблетки, сдавала кровь и ничего не обсуждала, и ничего не подписывала.
Уже через месяц после начала лечения я знала, что гепатита нет, но по привычке продолжала отмечать его в анкетах стоматологий и косметических салонов. Сейчас через год после начала лечения (и две недели после его окончания) я официально «здорова», у меня чистые анализы, а еще через полгода, по прогнозам врачей, восстановится печень и я смогу забыть об этой истории. 
Но чего я, наверное, никогда не забуду - это того, как я весь этот год прятала глаза и старательно ни с кем не говорила о гепатите С. Потому что это, черт побери, совершенно неприличная тема в нашем обществе.
PS Я безумно благодарна тем моим друзьям, которые были со мной рядом весь этот год и помогли мне его пережить. Наташка, Ладка, Алекс  - вы лучшие и самые сильные. Спасибо. 
источник: snob.ru
фото: www.dailymail.co.uk 
Уважаемые читатели, если вы хотите поделиться личным опытом, напишите нам! Мы с удовольствием опубликуем вашу историю.
Версия для печати

Метки статьи: личный опыт

Комментарии:

    Читайте также:

    Два года назад врачи поставили 28-летнему астрофизику Антону Буслову диагноз «лимфома» и выписали домой умирать. Но он не сдался и нашел деньги на лечение в США. И вот на днях обследование показало, что лимфомы больше нет. Чудо или закономерный результат? Антон Буслов рассказывает свою онкологическую историю.