В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 05:41
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
холестерин долголетие гены алкоголь рейтинг дети Роспотребнадзор инсульт инфаркт любовь курение смертность донор пищевое отравление здоровье лишний вес секс сердце зависимость активность фитнес здоровый образ жизни здравоохранение медицина спорт питание депрессия стресс права потребителей климат экология психология время вегетарианство медитация похудение профилактика рак общество лекарства ожирение старение экономика ДНК исследование ВИЧ/СПИД мужчины семья ВОЗ эпидемия память БАД грипп биоритмы вакцина демография статистика гипертония сахар болезни наука ОМС старость праздник донорство трансплантология аллергия генетика инфекция эксперимент закон телевидение медосмотр заболевания безопасность технология печень молоко сон еда фармацевтика права человека диета реклама туберкулез диабет зрение запах добавки простуда возраст родители онкология витамины иммунитет психика продолжительность жизни фальсификат ГМО культура диагностика лженаука оздоровление ценности образ жизни Минздрав ответственность антибиотики бактерии артрит суставы технологии здоровое питание ДМС образование мифы кожа эмоции политика новый год страхование погода смерть излучение беременность псевдонаука женщина давление скандал голодание боль анонс инновации эвтаназия инвалидность сосуды личность бессмертие волосы мозг фармкомпании анорексия история добро насилие история успеха стоматология благотворительность похудеть личная эффективность нравы неврология врачи социальная политика косметология красота самолечение психиатрия ложь аутизм антиоксиданты молодость позвоночник спина личный опыт переедание зубы рак груди крионирование школа солидарность обучение личная история форум животные семейные ценности просвещение интеллект эмбарго коронавирус
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

«Одноразовыми шприцами кололи по многу раз»

Добавлено:
Медсестра Татьяна Ивченко пришла работать в горбольницу в подмосковных Мытищах в разгар пандемии, но вскоре сама заболела COVID-19. Она рассказала, как медики использовали одноразовые шприцы и канюли по несколько раз и имитировали «полные запасы» лекарств и СИЗ во время проверок.
В самом начале пандемии коронавируса в СМИ и социальных сетях появилось множество сообщений о нехватке средств индивидуальной защиты у сотрудников медучреждений. Не было масок, перчаток, защитных костюмов. Подобная информация поступала из многих городов Подмосковья, в том числе города Мытищи. Постепено ситуация со средствами защиты наладилась, количество жалоб на нехватку СИЗ заметно сократилось. Но выясняется, «улучшение» в некоторых больницах просто имитировали. Бывшая медсестра мытищинской горбольницы Татьяна Ивченко рассказала в интервью Азрату Сафарову о том, как медики  имитировали «полные запасы» лекарств и СИЗ во время проверок, и как использовали  по несколько раз одноразовые шприцы и канюли.
— Татьяна, расскажите, чем Вы занимались в Мытищинской городской клинической больнице?
 — Я работала там постовой медсестрой. До этого работала в одной лабораторной сети в Ивантеевке, но когда в прошлом году началась пандемия, я устроилась в мытищинскую больницу. Знала, что нужны были медсёстры. 4 мая я приехала в отдел кадров, а уже 5 мая вышла на первую смену. Постовых медсестёр не было, только старшая сестра и процедурная сестра до обеда. То есть в первые же сутки меня поставили одну!
Я работала в отделении гинекологии, оно было перепрофилировано под лечение COVID. Когда я пришла, там было 50 с чем-то пациентов, за сутки было 14 поступлений. Я измеряла температуру и давление, ставила капельницы, раздавала таблетки. Смена – 24 часа, мы работали через сутки.
В конце мая я заболела – 27-го числа КТ показала у меня пневмонию. Плюс кашель, температура 37,3º. 
Но так как работать было некому, я две недели ходила на работу с пневмонией, пока температура не поднялась до 38°.
Тест показал положительный результат на COVID – тогда уже ушла на больничный.
— Разве Вас не обеспечивали средствами индивидуальной защиты?
—  В первое время нам еще выдавали новые костюмы, потом начали б/у-шные костюмы давать. Конечно, я была в шоке, поднимала шум, отказывалась надевать - человек вышел из «красной зоны», а мне надевать?...
Перчатки нам выдавали на сутки одну пару. Одну маску, б/у-шный костюм и одну пару перчаток. Я сама приносила бинты, перчатки, маски.
 
— В интервью местным СМИ от 24 апреля 2020 года главврач МГКБ Андрей Третьяков сказал, что медики обеспечены всеми необходимыми средствами защиты. А по Вашим словам, СИЗ не хватало. Может, это была временная проблема?
—  Нет, их не было всё время, что я работала в горбольнице (с начала мая 2020 года по 15 марта 2021 года — прим. ред.). Ничего не было!
Одноразовые шприцы использовали по нескольку раз. Приходишь, а они, использованные, лежат в коробке из Fix Price, нам нужно было дезинфицировать их и набирать физраствор.
Когда я вышла с больничного в июле 2020 года, ситуация была такая: антибиотиков не было, одноразовыми шприцами кололи по многу раз. Однажды я увидела на канюле шприца кровь и была просто шокирована. Кислородные канюли тоже использовали многократно — это одноразовые пластмассовые трубочки для подачи кислорода, они вставляются в слизистую и должны использоваться один раз. Старшая медсестра сказала, чтобы мы канюли кислородные тоже обрабатывали. Я сказала, что так я работать не могу.
— И что Вы сделали?
—  Я села на пост — оформляла документацию, раздавала таблетки. Такая ситуация была для меня за гранью понимания, и я не хотела в этом участвовать. Я медик, я шла в больницу, чтобы помогать людям, а по факту выходило, что должна гробить их.
— Вы сказали, что антибиотиков не было. Каких именно антибиотиков?
— Для лечения ковида! Не было даже самого дешевого цефтриаксона. Его нужно было давать по 2 г, а нам говорили разводить по 1 г, так как его было ограниченное количество. Дома у меня была коробка цефтриаксона – я отнесла его завотделением гинекологии Ермоленко. В принципе, почти никаких препаратов не было. Я сняла на видео, какие в отделении у нас были препараты — в основном, на полках для вида стояли лекарства для лечения гинекологических заболеваний.
 
Разжижающих кровь препаратов тоже не было, заведующая Ермоленко покупала их на свои деньги и давала их пациентам из мужских палат, которые она вела. Доктора сами закупали аспирин. Потому что по бумагам всё было, а в наличии нет. Если ничего не было, то часто лили просто физраствор, а говорили, что антибиотик.
— Но ведь в больницы приезжают проверки?
— Тогда из аптеки быстро приносят все необходимые препараты. И сразу предупреждают, что эти лекарства не брать – иначе будете покупать за свои деньги. Как только проверка уезжает, всё забирают обратно.
Когда я заболела, мне тоже не дали никаких лекарств, все покупала сама за свои деньги. В том числе дефицитный левофлоксацин. Он у нас есть, но только для ВИП-пациентов.
Недавно уволившийся из МГКБ врач-реаниматолог Игорь Таболич тоже рассказывал в интервью, что в больнице были ВИП-пациенты, у которых с лекарствами всё было в полном порядке.
Ну, конечно. И у нас в отделении была одна такая палата. На одного человека, с туалетом. Хотя потом туда поставили 3 или 4 кровати. В этой палате лежали только избранные. У них проблем с лекарствами не было.
Люди в коридорах лежали, но завотделением Ермоленко запрещала класть их в ВИП-палату, даже если в ней в тот момент никого не было.
 А Вы обсуждали с коллегами эту ситуацию – что они говорили?
 Они отвечали: «Рот закрой – платят и платят». Коллеги из других медучреждений говорили, что у них все есть, препараты, нормальные капельницы.
Зимой я снова ушла на больничный – на меня упал пациент, ему стало плохо в процедурном кабинете. Там пол выложен плиткой, и если бы он упал, то мог разбить голову. Я придерживала его, он повис, видимо, я неудачно встала — у меня образовалось защемление. В шейном отделе позвоночника обнаружили четыре грыжи, стоял вопрос об операции.
Когда я вышла в марте на работу, мне сказали «до свидания». Старшая медсестра принесла мне уведомление об увольнении. Я спросила, почему, ведь я пришла на вакантную ставку и мне обещали, что когда закончится коронавирус, я на ней останусь. Мне ответили, что будто бы главный врач сокращает ставки. Но я думаю, что это произошло потому, что я очень много возмущалась.
Я обратилась в трудовую инспекцию, в областную прокуратуру, но они всё передали в Мытищи. Пока результата нет.
— Обычно сотрудники медучреждений боятся говорить о порядках в больнице, а если говорят, то только на условиях анонимности. А Вы не боитесь открыто обо всём этом говорить?
— Я честно работаю и ничего не боюсь. Знаете, я родом с Украины, работала в Славянской психиатрической больнице заместителем главврача по сестринскому делу. Когда случилась война в 2014 году, до последнего была в госпитале, когда его штурмовали. Кругом пули летали, а мы ползком спускались в подвал и спускали туда пациентов. Когда вошли украинские военные, я стояла под дулом автомата, думала, что расстреляют. Но даже и тогда не боялась. Так что меня уже сложно чем-то напугать.
Беседовал Азрат Сафаров, "Говорят Мытищи"
фото: www.firenze.cna.it
Версия для печати

Метки статьи: здравоохранение, медицина, эпидемия, коронавирус

Комментарии:

Читайте также:

Эпидемия холеры на Гаити может перерасти в пандемию, заявил глава Роспотребнадзора России Геннадий Онищенко.

Из-за вспышки Эбола Нигерия вводит режим чрезвычайного положения. Число умерших от лихорадки в странах Западной Африки составляет, как минимум, 961 человек. Эпидемия представляет угрозу всемирного масштаба, заявила ВОЗ по итогам заседания чрезвычайного комитета в Женеве. 

В Нигерии от вируса Эбола умерли прилетевший из Либерии мужчина и его лечащий врач. В аэропорту Гамбурга пассажира рейса из Сьерра-Леоне с признаками инфекции поместили на карантин. Сообщения об угрозах распространения Эбола посредством воздушного сообщения приходят из разных стран. Каков риск подхватить смертельный вирус во время и перелета, и насколько безопасно сейчас путешествовать самолетом?