В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
сегодня, 16:56
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
холестерин долголетие гены алкоголь рейтинг дети инсульт инфаркт любовь смертность донор пищевое отравление здоровье лишний вес секс сердце зависимость активность фитнес здоровый образ жизни здравоохранение медицина спорт питание депрессия стресс права потребителей климат экология психология время вегетарианство медитация похудение профилактика рак общество лекарства ожирение старение экономика ДНК исследование ВИЧ/СПИД мужчины семья эпидемия память БАД грипп биоритмы вакцина статистика гипертония сахар болезни наука ОМС старость праздник донорство трансплантология аллергия генетика инфекция закон телевидение медосмотр заболевания безопасность технология печень молоко сон еда фармацевтика права человека диета реклама туберкулез диабет зрение добавки простуда возраст родители онкология витамины иммунитет психика продолжительность жизни фальсификат ГМО культура диагностика оздоровление ценности образ жизни Минздрав антибиотики бактерии артрит суставы технологии здоровое питание ДМС образование мифы кожа эмоции политика новый год страхование погода смерть псевдонаука женщина давление скандал голодание боль анонс инновации эвтаназия инвалидность сосуды личность бессмертие волосы мозг фармкомпании анорексия история добро насилие история успеха стоматология благотворительность похудеть личная эффективность нравы неврология врачи социальная политика самолечение психиатрия аутизм антиоксиданты молодость позвоночник спина личный опыт переедание зубы рак груди крионирование школа солидарность обучение форум животные просвещение интеллект эмбарго
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Инновации между жизнью и смертью: рак

Добавлено:
Открытия, сделанные учеными, которые докопались до молекулярного уровня в клетках, и новые технологии в области медицинского оборудования последние 15–20 лет позволяют медикам не только вылечивать пациентов и существенно продлевать им жизнь, но и делать эту жизнь качественнее. 
текст: Галина Костина 
Молодая женщина, услышав ужасный диагноз «рак груди», разрыдалась. «Да погодите вы, — успокаивал ее врач. — Вы же не дослушали, это лечится». Она даже не сразу поняла, пришлось повторить дважды, объясняя, что ей повезло не только в том, что поймали болезнь на ранней стадии, но и в том, что есть эффективные препараты. Кто бы поверил в это еще лет двадцать назад, когда рак практически безоговорочно считался смертельным приговором? 
Биология, а вслед за ней и медицина движутся с фантастическим ускорением. Весь XX век пестрит научными открытиями, не только потрясшими научные умы, но и снабдившими врачей лекарствами и инструментами. Достаточно вспомнить создание вакцин и антибиотиков, открытие структуры ДНК, начало эры генной инженерии, давшей человеческие белки — инсулин, интерферон и другие, создание метода экстракорпорального оплодотворения, пересадку органов, УЗИ, компьютерную томографию, МРТ. Только в начале XXI века было сделано несколько эпохальных открытий, среди которых — завершение проекта «Геном человека», создание индуцированных плюрипотентных клеток из клетки кожи взрослого человека, а также технологии создания интерфейса мозг—протез через компьютер. Все это серьезно меняет медицину. 
Первые места по смертности в мире занимают сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. По охвату к лидерам быстро подбираются болезни нервной системы. Поэтому больше всего инноваций приходится на эти области. В частности, в портфелях фармацевтических компаний в 2012 году находилось более 2500 противопухолевых и связанных с ними разработок. 
Половину уже вылечиваем
 Многие люди действительно находятся в неведении относительно новых достижений в онкологии. Рак по-прежнему наводит ужас. Между тем за последние два десятка лет в этой области создано, пожалуй, больше всего инноваций. И некоторые цифры просто поражают. «Сейчас рак молочной железы, диагностированный на начальной стадии, лечится в 90–92 процентах случаев, — говорит главный врач 62-й онкологической больницы, заслуженный врач РФ, профессор Анатолий Махсон. — По нашим данным, пятилетняя выживаемость, в частности в Москве, больных со всеми видами рака достигла 50 процентов». Считается, что в подавляющем большинстве случаев прогрессирование или метастазирование может возникать в течение пяти лет после лечения; если этого не происходит, больной считается вылеченным. 
«За последнее десятилетие пришло совершенно другое понимание онкологических заболеваний, — рассказывает глава информационного обеспечения R&D-компании AstraZeneca Виталий Пруцкий. — Тот уровень, который раньше преподавался в мединститутах, сейчас кажется поверхностным. Когда ученые углубились в предмет и спустились на молекулярный уровень, стали понятны процессы развития опухоли за счет поломки или, наоборот, усиления какого-то биологического механизма. Эти знания позволяют в результате активного поиска, а иногда даже и случайно делать находки, дающие возможность воздействовать на специфический механизм». 
Это углубление в молекулярные механизмы стало предпосылкой новой эпохи в онкологии — таргетной терапии. По словам Анатолия Махсона, в его институтской молодости врачи знали, что есть болезнь под названием «рак молочной железы», а сейчас насчитывают около десятка ее разновидностей, различающихся механизмами. «Раньше мы не понимали, почему больная с третьей стадией рака молочной железы может жить долго, а с первой умирает, — продолжает г-н Махсон. — А потому, что опухоли разные. Есть очень агрессивные виды». Но поддаются и агрессивные, когда к ним подбирают соответствующий ключ. 
Анатолий Махсон рассказывает, как им удалось вылечить женщину с четвертой стадией рака легких, с метастазами в лимфатических узлах, в печени, костях. На счастье, в больнице появилось диагностическое оборудование, с помощью которого можно выявлять известные онкологические мутации в генах. У пациентки выявили мутацию так называемого ALK-позитивного немелкоклеточного рака легкого. Открытие изменений в гене ALK еще совсем свежее — 2007 года. Специально под эту мишень компания Pfizer создала препарат кризотиниб, буквально сразу показавший очень хорошую эффективность, в результате чего он прошел ускоренные клинические исследования и был зарегистрирован в США в 2011 году. А в этом году он появился и в Москве. После лечения кризотинибом в течение двух месяцев обследование показало полную ремиссию. «Мы смотрим на снимки, а там ничего нет, все ушло, и метастазы тоже, — говорит Анатолий Махсон. — И это поразительное современное достижение». 
По словам Кирилла Тверского, медицинского директора Pfizer в России, это один из первых препаратов персонализированной терапии немелкоклеточного рака легкого. Он действует только на тот тип карциномы, которая характеризуется мутацией ALK. «Такая мутация встречается в небольшой популяции больных, от четырех до семи процентов, с НМРЛ, зато именно в этой группе лекарство демонстрирует удивительные результаты. Многие пациенты, включенные в клинические исследования четыре года назад, живы, хотя до этого им давались всего месяцы жизни». Препарат удостоен Премии Галена, своеобразной Нобелевки в медицине. 
Первым же таргетным и персонализированным препаратом в онкологии считается герцептин, который был создан компанией Roche для лечения HER2-положительного рака молочной железы, встречающегося в 20–25% случаев. По словам медицинского директора Roche в России Рустама Галеева, после года терапии этим препаратом семь из десяти пациентов с ранними стадиями не имели признаков болезни даже через десять лет. Благодаря герцептину более миллиона пациенток во всем мире принципиально продлили свою жизнь. 
Более 35 лет не могли найти эффективное лечение для очень агрессивного заболевания кожи — метастатической меланомы. «На стандартную химиотерапию откликалось всего около 15 процентов больных, — рассказывает Рустам Галеев. — При этом длительность жизни не превышала полугода. Но самое печальное и обидное, что этот вид рака часто поражает совсем молодых людей. Конечно, препарата от меланомы ждали как чуда». И когда была обнаружена мутация в гене BRAF, в компании Roche разработали препарат вемурафениб, на который в клинических исследованиях ответило около 80% пациентов. В прошлом году препарат был зарегистрирован в России. Совсем недавно в Японии и Европе, а ранее в США был одобрен препарат брентуксимаб ведотин компании Takeda для лечения рецидивирующей, или резистентной, лимфомы Ходжкина. Это злокачественное заболевание в основном неплохо лечилось стандартной химио- и лучевой терапией, если его диагностировали на начальных стадиях. Но оставались пациенты, которым применяли несколько курсов такой терапии, затем делали пересадку костного мозга — опухоль упорно не реагировала на лечение. Ученым все же удалось обнаружить специфическую мишень, под которую создали новое лекарство. В клинических исследованиях приняло участие 102 человека, фактически приговоренных к смерти. По данным компании, у 30% пациентов было отмечено полное выздоровление, у 70% — значительное улучшение или частичная ремиссия. Препарат серьезно изменил ожидания по продолжительности жизни у таких пациентов. Пока его не было в России, его ввозил фонд «Подари жизнь». Сейчас идет процесс регистрации.
Известно, что опухоль как организм. Она тоже способна к эволюции и борется за свое существование. По ней стреляют, но она находит инструменты, чтобы не погибнуть. Обманув лекарство, опухоль вновь начинает разрастаться. Как радуются ученые и врачи, не говоря о пациентах, когда разрабатывается новый препарат, который вроде бьет точно в цель! Но случается, что через некоторое время лекарство почему-то перестает действовать, опухоль становится к нему резистентной. «У AstraZeneca есть замечательный препарат для лечения немелколеточного рака легкого с мутацией эпидермального фактора роста, — рассказывает Виталий Пруцкий. — Однако было замечено, что примерно через год после начала терапии определенное количество опухолей приобретает устойчивость к препарату. Выяснилось, что этому способствует новая мутация, которая возникает в этом же гене. На нее и нацелились в компании для создания нового препарата, который проходит сейчас третью фазу клинических исследований». Вроде бы получается, что опухоль пока опережает ученых, им остается только отслеживать ее маневры и пытаться подобрать новое оружие. 
По мнению Кирилла Тверского, ближайшее будущее связано с узконаправленной персонализированной терапией, будут создаваться молекулы, влияющие на специфические механизмы функционирования различных опухолей. Таких таргетных молекул уже десятки, много их в разработках компаний Roche, Novartis, AstraZeneca, Merck, Bristol-Myers Squibb, GlaxoSmithKline, Pfizer, Bayer, Takeda, Boehringer Ingelheim; немало проектов у маленьких биотехнологических компаний. 
Одно из бурно развивающихся направлений в онкологии — иммунотерапия рака. «Идея не нова, — рассказывает Виталий Пруцкий, — еще лет двадцать назад нас учили в институтах, что иммунитет борется и интерфероны должны помогать, но потом оказалось, что все гораздо сложнее. Было сделано немало интересных открытий взаимодействия опухолевых клеток и иммунитета. Сейчас в мире несколько компаний ведут проекты в этом направлении, в том числе и AstraZeneca. Я думаю, что иммунная терапия будет особенно эффективной в сочетании с химиотерапией или таргетной». Один из таких иммунных препаратов разрабатывают в компании Roche. По словам врачей из разных стран, принимающих участие в клинических исследованиях, новая молекула показывает весьма обнадеживающие результаты, хотя поначалу в медицинских кругах было немало скептиков. Но когда они своими глазами увидели пациентов, уже фактически попрощавшихся с родными и «оживших» в результате тестирования новой молекулы, они вдохновились. 
По мнению Анатолия Махсона, будущее онкологии связано с созданием персонализированных вакцин. По его словам, они тоже показывают в исследованиях впечатляющие результаты. Кстати, такие вакцины активно разрабатывают и в России — в компании «НьюВак», Российском онкологическом научном центре им. Н. Н. Блохина, Московском научно-исследовательском онкологическом институте им. П. А. Герцена, НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге. В последнем, в частности, создано несколько вакцин, одна из которых уже зарегистрирована и применяется для лечения. Несмотря на большие достижения в лечении многих видов рака, пока еще плохо поддаются рак поджелудочной железы, некоторые виды рака легкого, рак желудка, рак щитовидной железы. Но ученые постоянно ищут ключи к этим заболеваниям. Не зря на развитие фундаментальной науки в этой области, в частности в Америке, выделяются огромные государственные инвестиции, а также деньги частных фондов. 
Продолжение следует - речь пойдет об инновациях в лечении инфарктов, инсультов, депрессий и алкоголизма 
источник: «Эксперт» 
фото: www.medicalindiatourism.com
Версия для печати

Метки статьи: рак, технологии

Комментарии:

Читайте также:

Помните боевик «Разрушитель», где полицейского в исполнении Сталлоне подвергают криогенной заморозке вместе с преступником, а через 36 лет их обоих размораживают? Так вот, криозаморозка - это уже не фантастика: в криохранилище под Москвой при минус 200С хранятся тела 11 человек и двух собак. Но кто и когда сможет их оживить – не знает никто. 

Еду в XXI веке будут делать из чего угодно, что мы сейчас неопределенно называем «отходами». В июне ученые России и Японии объявили о своих открытиях: первые готовы делать пищу из птичьего пера, вторые — из человеческих экскрементов. Какой же действительно будет еда будущего?

Чтобы исключить случайность при погребении человека, находящегося без сознания, морг в Турции оснастили специальной системой оповещения на случай, если покойник оживет.