В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
17.10.2017, 17:34
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
заболевания социальная политика активность алкоголь аллергия анонс анорексия антибиотики антиоксиданты артрит аутизм БАД бактерии безопасность бессмертие биоритмы благотворительность болезни боль вакцина вегетарианство витамины ВИЧ/СПИД возраст волосы врачи время генетика гены гипертония ГМО голодание грипп давление депрессия дети диабет диагностика диета ДМС ДНК добавки добро долголетие донор донорство еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зрение иммунитет инвалидность инновации инсульт интеллект инфаркт инфекция исследование история история успеха климат кожа крионирование лекарства личная эффективность личность личный опыт лишний вес любовь медитация медицина Минздрав мифы мозг молодость молоко мужчины насилие наука неврология новый год нравы образ жизни образование общество ожирение оздоровление ОМС онкология память переедание печень питание пищевое отравление погода позвоночник политика похудение похудеть права потребителей права человека праздник продолжительность жизни просвещение простуда профилактика псевдонаука психиатрия психика психология рак рак груди рейтинг реклама родители сахар секс сердце скандал смертность смерть солидарность сон сосуды спина спорт старение старость статистика стоматология страхование стресс суставы телевидение технологии трансплантология туберкулез фальсификат фармацевтика фармкомпании фитнес форум холестерин ценности школа эвтаназия экология экономика эмбарго эмоции эпидемия
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

Ума оплата Кто задает мировую планку в финансировании науки

Добавлено:
Россия оказалась 9-й в мировом рейтинге ассигнований на научные исследования и разработки. Достаточно ли этого, чтобы не отстать от лидеров в технологической гонке?
текст: Мария Портнягина, Александр Трушин 
По затратам на науку Россия — середнячок среди лидеров. В мировом топ-20 она разместилась на 9-м месте (40,5 млрд долларов) между Великобританией и Бразилией. Это данные Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ (ИСИЭЗ), аккумулировавшего показатели ОЭСР, ЮНЕСКО, Евростата и Росстата за 2015 год. Разрыв с первой тройкой рейтинга впечатляет: 3-е место у Японии (166,9 млрд долларов), 2-е — у Китая (368,7 млрд), лидер — США (457 млрд).
За последние 20 лет, согласно ИСИЭЗ, расходы России на исследования и разработки выросли в 2,6 раза — это больше среднего показателя по странам ОЭСР, где они увеличились в 1,8 раза, США — в 1,7, Японии — в 1,6. Однако преимущество относительное, и ряд стран за это время показал более ощутимый рост, например: в Южной Корее — в 4,4, в Китае — в 19,9 раза.
— Вопрос финансирования науки должен решаться в зависимости от приоритетов, которые страна ставит перед собой,— объясняет Виктор Супян, заместитель директора Института США и Канады РАН.— Можно прожить без большой науки, покупая технологии или готовые изделия. Но у нашей страны всегда были большие приоритеты и амбиции. Если мы хотим быть лидерами в современном мире, без увеличения ассигнований на науку нам не обойтись. Если мы хотим задавать тон в экономическом и научно-техническом развитии, значит, на это надо тратить деньги. Сейчас в мире нет ничего, что определяло бы конкурентоспособность страны больше, чем наука.
Показательна в этой связи доля затрат на исследования и разработки в ВВП страны. В этом срезе Россия с 1,13 процента занимает только 34-е место в мире, уступая Новой Зеландии и опережая Литву. Лидеры — Южная Корея (4,29), Израиль (4,11), Япония (3,59 процента). В рейтинге США — 11-е (2,74), Китай — 17-й (2,05 процента).
Прирост опять же невелик: 20 лет назад «научная» доля в ВВП России составляла 0,85 процента. При этом, согласно майским указам, довести этот показатель надо до 1,77 процента. В них же заложено еще одно бремя для казны: к 2018 году средняя зарплата научных сотрудников должна быть вдвое выше средней по региону. И это при том что уже сегодня зарплатный фонд — основная статья расходов в бюджетах научных организаций. Добавить сюда коммунальные платежи, которые выросли по всей стране, и средств на закупку оборудования и реагентов, преимущественно зарубежного производства, почти не остается. О каких научных открытиях после этого можно рассуждать?
Меж тем Минорбнауки рапортует: впервые за 25 лет в России выросла численность ученых — теперь их более 732 тысяч человек. По этому показателю страна 4-я в мире. Среднемесячная зарплата ученого, по данным министерства, увеличилась за последние три года более чем на 33 процента. И — на этом делается акцент — в 2016-м удвоены выплаты академикам и членам-корреспондентам государственных академий наук. Но что стоит за министерскими отчетами? По статистике ИСИЭЗ, средняя зарплата руководителя научной организации в России — 160,6 тысячи рублей в месяц, в Москве — 198,8 тысячи. А зарплата научного сотрудника — от младшего до главного — в диапазоне 35,9-45,8 тысячи рублей в месяц по России, в столице это 37,8-47,4 тысячи рублей. А на фоне снижения государственных ассигнований на науку перспектив немного, и ни одной радужной: массовое сокращение или урезание ставок. Но кто будет работать за еще меньшую плату?
По оценке Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС, пика в новой России расходы на НИОКР достигли в 2014-м — 437 млрд рублей. Но последние два года они стабильно сокращаются: 355 млрд рублей в 2015-м, в этом году — около 306 млрд. И цифра эта, вероятно, не окончательная. В ходе предстоящего секвестирования бюджета эта сумма может быть урезана на 10 процентов. Это, кстати, и стало поводом к «Неделе протеста», которую в середине сентября устроил профсоюз работников РАН. По словам его председателя, заведующего лабораторией Института общей физики им. Прохорова Виктора Калинушкина, увольнения уже затронули 3-5 процентов научных сотрудников, а в следующем году, по его прогнозу, уменьшение финансирования приведет к сокращению 7-10 процентов специалистов.

«Сейчас в мире нет ничего, что определяло бы конкурентоспособность страны больше, чем наука»

Речь прежде всего о гражданской науке. Что происходит с наукой, ориентированной на оборонку, судить сложно, поскольку в бюджете ее финансирование не идет одной статьей расходов. По экспертной оценке, ее ассигнование скорее всего осталось на прежнем уровне. К сведению: в США, с которыми по традиции сравнивается Россия, по данным Центра стратегических и международных исследований (CSIS), расходы на НИОКР для оборонки, достигнув пика в 47,5 млрд долларов в 2009 году, в рамках сокращения бюджетных расходов уменьшились в 2015-м до 22,4 млрд, хотя и остаются крупнейшими в мире. По прогнозам, в этом году США затратят на науку в целом 515 млрд долларов. Из них примерно 70 процентов — это частные деньги. Вот и новость прошлой недели: основатель Facebook Марк Цукерберг потратит 600 млн долларов на создание научной лаборатории в Сан-Франциско, основной профиль которой борьба с болезнями.
— У нас сокращение расходов на фундаментальную науку обосновывали тем, что в США значительная доля исследований ведется в университетах. Это верно лишь отчасти,— разъясняет Виктор Супян.— Примерно 60 процентов госрасходов на фундаментальную науку идет по линии университетов, а 40 процентов — по линии исследовательских лабораторий при министерствах обороны, энергетики, сельского хозяйства и здравоохранения, а также NASA (космические исследования). Частные деньги идут в основном на прикладные исследования и разработки. Различие между нами и американцами еще и в том, что у нас большая часть ассигнований на науку идет по государственной линии, а у них по линии частных фирм и корпораций. Наш бизнес еще не созрел для того, чтобы вкладывать деньги в науку.
Пока российский частный капитал не спешит тратиться на исследования (его можно понять: риски и затраты велики, а результаты гарантировать невозможно), власти ломают голову, как стимулировать его к этому делу, и одновременно пытаются повысить эффективность госфинансирования науки. Среди уже введенных мер — объединение институтов в «научные колхозы» , мегагранты, перевод исследований под крышу вузов. Все это отчасти маскировка, считают некоторые эксперты, чтобы скрыть сокращение госассигнований.
Каких результатов удалось достичь в ходе реформы научной отрасли? Публикационная и патентная активность растет, но темпы оставляют желать много лучшего. Больше стали тратить на прикладные исследования. По данным ИСИЭЗ, это в 90 с лишним процентах случаев работы в области национальной экономики, образования и загадочных «общегосударственных вопросов». На медицину, в которую вкладываются во всем мире, у нас тратится около 4 процентов.

экспертиза

Нет спроса на высокие технологии
Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики, член-корреспондент РАНРуслан Гринберг: В России нет спроса на высокие технологии - портал "Здравком"
Невозможно соизмерять достижения науки с затраченными деньгами. Невозможна и быстрая отдача вложенных средств. Переход достижений фундаментальной науки в инновации, то есть в новые рыночные продукты, предсказать почти невозможно. Вы не знаете, что и когда «выстрелит». Хотя сейчас время такой трансформации сокращается, но иногда требуются длительные циклы. Кроме того, современные исследования проводятся на стыке наук. Как вы разделите, например, средства, полученные отдельно институтом биологии и институтом химии, если речь идет об изучении биохимических процессов? Словом, такая постановка вопроса, сколько вложили и сколько получили, фундаментальной науке противопоказана.
Есть наукометрические показатели деятельности ученых. Эти показатели важны, потому что дают представление о состоянии и качестве исследований. Но по ним нельзя определять эффективность расходования вложенных денег. Попытки наших менеджеров от науки оценивать работу ученых количеством публикаций — это безумие. Публикация не цель, а следствие, и если научного результата нет, не надо и писать статью.
Прикладная наука тоже не нуждается в отчетных критериях. Во всем мире инновационный продукт, выведенный на рынок новый товар — средство выиграть конкуренцию. Но у нас, к сожалению, экономика хоть и рыночная, но устроена особым образом. В ней почти нет конкуренции. Очень узок высокотехнологичный сектор, зато непомерно раздут топливно-энергетический комплекс. А он не требует новых научных разработок. Современные технологии бурения и добычи нефти, как правило, приходят к нам с зарубежными компаниями и специалистами. А если у промышленности нет спроса на новые технологии для выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью, значит, не работает прикладная наука. И, следовательно, не используются достижения фундаментальной науки.

«Оценивать работу ученых числом публикаций — это безумие»

В 2012 году президент Путин говорил о создании 25 млн высокотехнологичных рабочих мест. Реализована эта идея в очень незначительных размерах, в основном в оборонно-промышленном комплексе. А если нет спроса на исследования, молодые ученые уезжают за рубеж. Я разговаривал со многими из них и понял, что их привлекают не высокие зарплаты, а прежде всего возможность творческой работы, оснащенность современным оборудованием.
Мне кажется, государство должно создавать среду, в которой предприятия и корпорации были бы заинтересованы в разработке и выведении на рынок новой продукции. Для этого, собственно, и нужна наука.
Сегодня наше государство сокращает финансирование фундаментальной науки, потому что якобы нет реальных результатов. Но фундаментальные исследования и открытия — это задел на будущее. И когда возникнет реальный спрос на новые технологии, он может остаться без ответа.
 

цифры

Жадные до науки
За последние 20 лет расходы на науку в России выросли в 2,6 раза. Но другие развивающиеся страны показали за это время более впечатляющий рост
Страны — лидеры по объему внутренних затрат на исследования и разработки в 2015 году (в млрд долларов США, в расчете по паритету покупательной способности национальных валют)
Страны-лидеры по расходам на исследования и разработки
Диаграмма: Источник: Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ

брифинг

Владимир Путин, президент РФ
«Чего нельзя делать? Нельзя поддерживать бесперспективные центры. Это все равно, что в экономике вечно субсидировать предприятия, которые обречены на то, чтобы быть закрытыми. Лучше их своевременно закрыть, решая социальные проблемы коллектива, перенацелить, структурировать и так далее. То же самое и здесь, в научной сфере. Но жалко просто денег: деньги, которые могли бы достаться тем людям и тем организациям, которые добиваются и способны добиваться новых успехов, просто будут уходить неизвестно зачем».
Источник: kremlin.ru
________________________________________
Владимир Фортов, президент РАН
«Во всем мире наблюдается буквально взрывной рост научной сферы, за которым мы, к сожалению, явно не успеваем. Нам в академии кажется, что одной из главных задач должно быть срочное исправление тревожной, недостойной для нас ситуации, когда рост наших публикаций за 15 лет составил всего 12 процентов — против 10-кратного роста в Китае и 3-кратного в Индии. По количеству статей Китай обогнал нас в 1997 году, Индия — в 2005-м, а Бразилия — в 2007-м; нам уже в спину дышит Иран».
Источник: slon.ru
________________________________________
Георгий Ивлев, председатель профсоюзной организации Томского научного центра СО РАН
«У нас, в Сибири, обстановка чуть лучше, чем в других регионах, но тоже организации теряют от 7 до 10 процентов ученых. Количество уволившихся превышает число принятых. Островков стабильности в системе РАН не осталось. В каждой организации недобор от 5 до 10 специалистов. Бюджет сокращается, а объем государственных заданий не меняется. «Майские указы» президента о том, что к 2018 году средняя заработная плата научных сотрудников будет выше средней зарплаты по регионам, не исполняются».
Источник: «Новая газета»

детали

Заявочным порядком
Южная Корея и Япония демонстрируют наибольшую эффективность научно-технической деятельности. Китайцы подают 30 процентов всех мировых патентных заявок. Россия в числе лидеров, но ближе к концу списка
Позиционирование стран по уровню патентной активности в 2015 году*
Рейтинг стран по патентной активности
Диаграмма: Источник: Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ
источник: «Огонек»
фото: davidsallee.xyz   
инфографика: «Огонек»
Версия для печати

Метки статьи: наука, исследование

Комментарии:

    Читайте также:

    Чтобы успешно лечить болезни в будущем, в Великобритании создают Биобанк. За три года почти полмиллиона британцев добровольно сдали туда на хранение свой генетический материал, сообщает Русская служба «Би-Би-Си».

    Ученые обнаружили мутации генов, которые могут влиять на предрасположенность женщин к раку груди. Если эта гипотеза подтвердится, то это поможет врачам предотвращать риск развития рака груди у женщин, сообщает Русская служба «Би-би-си».

    Препараты с содержанием цинка укрепляют иммунную систему и препятствуют развитию простудных заболеваний, пришли к выводу британские ученые.