В вашем браузере не включен Javascript
Напишите нам
Последнее обновление
20.07.2018, 17:42
Мы в соцсетях
  • ВКонтакте
  • Facebook
  • Twitter
Метки статей
семейные ценности ориентация аборты активность алкоголь аллергия анонс аутизм безопасность беременность биоритмы благотворительность боль вегетарианство велосипед ВИЧ/СПИД возраст воспитание вредные привычки гендер генетика гены демография дети детское питание детство диагностика добро долголетие донорство досуг еда женщина животные зависимость закон здоровое питание здоровый образ жизни здоровье здравоохранение зло зрение зубы инвалидность интеллект исследование история история успеха кино красота кризис лженаука личная история личная эффективность личность личный опыт лишний вес ложь любовь медицина мифы мозг молодежь мужчины мусор мышление насилие наука новый год нравы образ жизни образование обучение общение общество ожирение ответственность отходы память педофилия пенсионная реформа пенсия питание пищевые привычки поведение подростки позвоночник политика похудение права человека правильное питание праздник продолжительность жизни просвещение простуда психиатрия психика психология рак реклама религия родители роды рождаемость Рождество саморазвитие секс семья сила сироты смертность смерть совы и жаворонки солидарность спина спорт старение старость стресс счастье телевидение технологии технология традиции усыновление фаст-фуд ценности школа экология экономика эксперимент
 
Обсуждаемые статьи
 
Популярные статьи
Подписка
 
 

Доноры - детям

Фонд помощи хосписам

Волонтеры в помощь детям сиротам. Отказники.ру

«Запреты рождают инфантилизм»: Психолог — о целесообразности борьбы с гаджетами в школе

Добавлено:
Во Франции — звонкая юридическая премьера: в первом чтении принят закон, запрещающий с нового учебного года пользоваться электронными гаджетами в стенах школ. Зачем это понадобилось и чем грозит столь радикальная борьба с цифровой зависимостью, Елена Кудрявцева обсудила с профессором психологии Галиной Солдатовой.
Мотивация сторонников жестких мер очевидна и вряд ли нуждается в переводе с французского: школьники отвлекаются от учебы, не вылезают из социальных сетей, хуже того — «гуляют» по порносайтам и углубляются в прочий нежелательный контент. Но не слишком ли жестким вышел ответ? Реально ли это в принципе — оберегать современных детей от интернета? А главное — нет ли угрозы, что найдутся желающие пойти по этому пути в других странах, включая Россию, благо ссылка на передовой европейский опыт имеется? С точки зрения директора Фонда развития Интернет и профессора кафедры психологии личности факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Галины Солдатовой, которая давно исследует влияние интернета на детскую психику, торопиться с оценками явно не стоит.
— Галина Владимировна, как это надо понимать: закон, запрещающий использовать смартфоны в школе, впервые принят на уровне целой страны, причем не последней в ЕС в смысле развития технологий. Уже говорят, что Франция возвращается к консервативной модели воспитания, пытается затормозить наступление цифрового будущего. Мало того, французы готовят еще один законопроект, по которому до 16 лет будет запрещено заводить аккаунты в соцсетях без согласия родителей…
— Знаете, такие вопросы редко вызывают однозначную реакцию в обществе. Франция — не исключение. Да, там давно говорили о запрете смартфонов в школах: соответствующее решение на уровне рекомендаций Министерство образования приняло еще в 2010-м, но законодательно его не закрепили. Само собой, это не означает, что в обществе такой подход все поддерживают. Я бы даже сказала: в данном случае удивительно, что подобный запрет стал одним из пунктов предвыборной кампании президента Макрона — довольно молодого мужчины. Обычно охранительные инициативы, связанные в том числе с различными цифровыми фобиями, выдвигают представители более старшего поколения. Ну а в целом же мнение по поводу того, как мы и наши дети должны использовать цифровые технологии, в большинстве стран постоянно колеблется по принципу маятника: от жестких запретов до полной отмены контроля.
— Так есть основания говорить, что маятник качнулся в запретительную сторону, или нет? Это мировая тенденция или пока только французская?
— Таких оснований нет. Франция принимает свой закон на фоне того, что в последние годы к гаджетам в мире стали относиться заметно лояльнее. Пример — США. Там на уровне государства подобных запретов никогда не было, но они всегда существовали в некоторых штатах, а также в отдельных школах. Подсчитано, что в нынешнем году использование гаджетов в школах было запрещено лишь в трети американских школ.
Более того, есть резонансные случаи. Так, совсем недавно мэр Нью-Йорка Билл де Блазио личным распоряжением отменил все подобные запреты в своем городе. Почему? Это произошло после трагедии во Флориде. Тогда, напомню, преступник взорвал дымовую гранату и расстреливал школьников в коридорах школы. Многим детям удалось спрятаться, и благодаря мобильникам они связались с родителями и рассказали о своем местоположении. Смартфон для многих оказался спасательным кругом. Противники подобных запретов часто апеллируют к таким ситуациям, к террористической угрозе, потому что действительно иногда телефон может спасти жизнь.
И США не единственные. Тот же процесс и в Германии. Например, в Баварии жесткие запреты на использование гаджетов в школах приняты еще в середине 2000-х. А сейчас там все активнее идут выступления и дискуссии за отмену запрета. Инициатором, кстати, выступает Совет школьников Баварии — местный орган детского самоуправления.
В то же время остается достаточно жестким отношение к гаджетам в школах в Великобритании, где с 2012 года почти во всех школах был тотальный запрет на мобильники. Такая же суровая политика в этом отношении и в Словении.
— А кто в таком случае выступает с инициативой запретов? Родители?
— Как ни странно, чаще всего это не родители, а педагоги. Считается, что смартфоны, а особенно общение в соцсетях, отвлекают от учебы. Родители, что интересно, не так часто становятся противниками гаджетов. Зачастую они просто не рефлексируют на эту тему.
Если говорить о нашей стране, то в России родительская установка на политику ограничения в интернете за последние пять лет заметно смягчилась. Вот статистика. За жесткие ограничения доступа к гаджетам сегодня у нас выступает каждый пятый родитель, как и пять лет назад. Зато одновременно с этим выросло количество родителей, которые занимаются так называемой активной медиацией. То есть осваивают интернет, в том числе мобильный, вместе со своим ребенком, говорят с ним о правилах безопасности в Сети, устанавливают свои правила пользования гаджетами, активно отслеживают, что ребенок делает в интернете, становятся друзьями у ребенка в соцсетях и т.д. Это называется «позитивные способы контроля», именно они наиболее эффективны с точки зрения кибербезопасности.
— С чем же связана такая продвинутость российских родителей?
— С тем, что сейчас родителями становятся люди, которые близки к так называемому цифровому поколению, то есть к тем, кто родился уже в мире компьютеров, мобильных телефонов, видеокамер и видеоигр. Поэтому для них наличие гаджетов — это повседневность, реальность, к которой нужно так или иначе приспосабливаться. По сути, можно говорить, что в 2001-м, когда был изобретен первый смартфон, для человечества наступила новая эра.
— Хорошо, но почему же тогда во Франции возник откат в цифровом прогрессе? Может быть, тамошние родители просто раньше нас осознали весь масштаб катастрофы...
— Тут дело не столько в родителях, сколько в принятом Европейским парламентом законе о защите персональных данных. На этапе обсуждения этого закона особое внимание привлек пункт, в котором предлагалось повысить возраст использования социальных сетей без разрешения родителей с 13 до 16 лет. В результате бурных обсуждений было решено, что страны ЕС для своих детей смогут выбрать этот возраст в указанных пределах самостоятельно. Эта ситуация еще более активизировала обсуждения на тему безопасности детей и правил использования ими электронных устройств.
К тому же в обществе всегда есть группы с различными фобиями в отношении цифровых технологий. Многие воспринимают их как наступление на традиционные ценности, как отрыв от корней и так далее. Особенно эти страхи обостряются, когда речь заходит о детях. В итоге в обществе то и дело побеждают сторонники то одной, то другой точки зрения.
Повторю, что нынешний запрет во Франции имеет своих противников. Причем помимо идеологических возражений есть и экономические. Так, к осени каждая французская школа должна обзавестись шкафчиками, куда дети на входе будут складывать свои телефоны и забирать их оттуда после уроков. Когда посчитали, то оказалось: эта модернизация влетит налогоплательщику в довольно крупную сумму. Стоит ли это того, чтобы покрывать чьи-то страхи?
— Абстрагируемся от споров в обществе. Каково на сей счет мнение психологов? Должны ли дети пользоваться гаджетами? В том числе в школе?
— Лично я считаю, что дети должны пользоваться гаджетами как можно меньше — как дома, так и в школе. Вот только запрет — не выход.
Оптимальное решение надо искать где-то посредине. В школах, конечно, должно быть разумное ограничение пользования гаджетами. Но эти правила в идеале должны отражать позицию, которая совместно выработана администрацией школы, родительской общественностью и старшеклассниками. Такая практика, как показывает опыт, более эффективна, чем простое запретительство. Потому что она, по сути, воспитывает просвещенного пользователя электронных устройств.
— В чем это может проявляться у ребенка? На основании личного опыта большинство родителей скажут вам, что их дети чаще всего сидят в соцсетях или хаотично блуждают по интернету.
— Просвещенное отношение — это когда сформировано правильное отношение к гаджету. Правильное значит утилитарное. Дети должны понимать, что смартфон — всего лишь предмет, который может существенно облегчить жизнь. Мы, взрослые, активно пользуемся им, когда нужна информация, когда ищем дорогу или составляем список покупок. Ребенку телефон тоже может облегчить жизнь. Я знаю школы, где учителя активно включают телефон в учебный процесс — его можно использовать как секундомер, как фотоаппарат, как органайзер, как словарь, как навигатор для определения геоданных на уроке географии, как блокнот и так далее.
Вот только не нужно культивировать отношение к гаджету как к статусной вещи. Запрет без обсуждения тоже вреден, он порождает сверхценность гаджета, превращается в запретный плод и на выходе лишь приучает к нему. Я всегда говорю, что детей нельзя наказывать запретом пользоваться гаджетами, потому что тем самым мы укрепляем отношение к ним как к чему-то безусловно важному.
Есть еще момент. Психологические последствия всякого рода педагогических запретов в том, что они порождают беспомощность и инфантилизм.
Дело в том, что запрет несет ребенку совершенно определенный месседж: ты не способен справиться с ситуацией, поэтому ее будут решать за тебя. Я уже не говорю о том, что есть дети, которым просто психологически необходимо иметь возможность позвонить родителям в какой-то момент…
Если перевести на наши реалии, то проблема России в целом в том, что хоть какого-то значимого опыта, связанного с обеспечением цифровой безопасностью детей в школах, нет, все пущено на самотек. По существу, это зона ответственности родителей.
— В таком случае не могу не спросить: а с какого возраста специалисты советуют покупать детям смартфоны?
— При необходимости дошкольникам и детям начальной школы я бы рекомендовала покупать простые кнопочные телефоны, которые прекрасно выполняют функции инструмента связи и дистанционного родительского контроля. Я бы посоветовала производителям специально выпустить линейку телефонов, которые были бы привлекательны для младших школьников. Сегодня этот сегмент не удовлетворяет запросы современного ребенка. Смартфонами же желательно начинать пользоваться детям в средней школе, а вот подключать мобильный интернет, который фактически является бесконтрольным, только в старшей, то есть не раньше 14–15 лет.
— А есть ли данные, когда у нас в среднем начинают пользоваться смартфоном?
— В среднем в дошкольном возрасте — от 3 до 4 лет. Но здесь речь идет все-таки о пользовании подобными гаджетами вместе с родителями. Россия участвовала в международном исследовании, которое охватывало восемь стран, и оказалось, что наши дети в этом плане схожи с детьми в европейских странах: и у нас, и у них в возрасте 4–5 лет с интернетом знакомы 50 процентов детей. Хотя при этом, скажем, в России 70 процентов пятилетних детей пользуются интернетом, не всегда понимая, что именно они делают. Лишь примерно каждый четвертый ребенок этого возраста пользуется Сетью осознанно: может рассказать, что такое интернет и зачем он нужен. При этом подавляющая часть детей уверена, что они научились пользоваться гаджетами сами. То есть в России маленькие дети оказываются передовым отрядом по использованию цифровых технологий.
— Есть ли какие-то данные о том, как влияют гаджеты на развитие детей?
— Этот вопрос задают себе многие исследователи. Недавно наш фонд провел исследования, изучая когнитивные, то есть познавательные, функции дошкольников и младших школьников с помощью нейропсихологических тестирований. Мы разделили детей на три группы: в первую попали те, кто фактически не пользуется интернетом или пользуется крайне мало. Во вторую — те, кто пользуется со средней активностью, а в третью — дети, которые используют электронные гаджеты постоянно и очень активно. В итоге оказалось, что лучшие показатели по концентрации внимания, по тому, как дети включались в выполнение заданий, как они могли переключаться с одной задачи на другую, показали дети, которые попали во вторую группу. Кроме того, они лучше контролировали процесс выполнения задания, при устном составлении рассказа использовали более разнообразную лексику, меньше утомлялись и имели лучший тонус пальцев, что важно, например, при письме.
— Вы можете сформулировать какие-то рекомендации, как именно родителям настраивать своих детей на эту «среднюю умеренную активность»?
— Вообще-то это процесс творческий. Но в целом можно сформулировать некоторые ориентиры. Скажем, маленькому ребенку не стоит запрещать подходить к родительскому планшету или смартфону, но при этом неправильно отдавать его ребенку на откуп. Гаджет также не должен заменяет собой няню, им не нужно успокаивать ребенка и «выключать» его на время, когда маме необходимо заняться своими делами. Задача взрослых — четко установить время, когда ребенок может пользоваться гаджетом, и самим придерживаться установленных правил. В этом случае мы получаем позитивный эффект.
— Больше всего родителей, на мой взгляд, тревожит негативный контент, который легко обнаружить с помощью смартфона. Даже если у ребенка интернета в телефоне нет, то нежелательное видео ему покажет «сердобольный» сосед по парте уже в начальной школе...
— Знаете, как ни странно, в последние годы в этом отношении появились изменения в лучшую сторону. Сегодня интернет на самом деле стал чище. Мы это видим буквально в режиме реального времени благодаря бесплатной линии помощи «Дети-онлайн», куда дети и подростки со всей страны звонят, чтобы обсудить сложности, связанные именно с интернетом. Эти звонки показывают эволюцию рисков, и мы видим, что ситуация меняется.
Так, у нас в стране был принят ряд законов, которые позволили блокировать нежелательный контент, и, несмотря на многочисленные протесты, на выходе это дало положительный эффект. Попросту говоря, если раньше негативный контент вываливался на тебя сам собой, то теперь, чтобы найти информацию сомнительного содержания, нужно приложить определенные усилия да еще четко понимать, что ты ищешь. Плюс к тому ребенку нужно время от времени объяснять, что сегодня его действия прекрасно отслеживаются даже в режиме инкогнито и нет проблем доказать, что тот или иной запрос делал именно он.
— А что касается соцсетей? Стало известно, например, что создатели современных сетей-гигантов, наподобие Facebook, запрещают своим детям заводить странички… Один из бывших топ-менеджеров компании заявил, что в основе соцсетей лежит принцип использования человеческой психологии и формирования зависимости, поэтому его детям там делать нечего. А как на ваш взгляд: со скольких лет дети могут погружаться в соцсети?
— По поводу возраста однозначного ответа нет. Сам Facebook декларирует минимальный возраст регистрации — 14 лет. До этого я бы постаралась максимально оттягивать момент регистрации.
Тем не менее нужно понимать: для современных детей интернет — это в первую очередь средство коммуникации. И именно с соцсетями, с общением и взаимопониманием у них связано большое количество серьезных жизненных ситуаций. А эту сферу практически невозможно отрегулировать чем-то внешним. Ребенок так или иначе будет сталкиваться с киберагрессией, травлей, а иногда и шантажом в сетях. И здесь выход только один — повышать уровень цифровой грамотности. Чем лучше дети знают риски и угрозы, тем проще им будет справляться с разными ситуациями и тем спокойнее будет взрослым.
— Говорят, что нынешнее поколение детей совсем другое и нам, как родителям, так и учителям, довольно сложно выстраивать за них отношения с цифровыми технологиями. Согласны ли вы с таким мнением?
— Я вообще считаю, что современные дети — это последнее поколение человечества, в котором традиционного больше, чем технологического. Задача родителей и педагогов это подлинно человеческое сохранить (в данном контексте оно противостоит технологическому). Потому что от того, насколько человечны будут эти подрастающие и формирующиеся личности, без преувеличения зависит будущее.
Это значит, что дошкольников и детей в начальной школе нужно как можно активнее развивать физически, психологически и духовно, а вот эту технологическую составляющую они довольно быстро доберут сами. Но и запрещать совсем гаджеты, повторюсь, нельзя. В сегодняшнем мире технологическая депривация — принудительное лишение гаджета — для ребенка уже является стрессом.
Так что перед ответственными родителями стоит очень серьезная, по-настоящему творческая задача: как вместе со своим ребенком найти золотую середину — помочь ему избежать зависимости, при этом не оставшись на обочине современной жизни.
Беседовала Елена Кудрявцева

Контролируй это!

Детали
Самые популярные способы контроля родителей за тем, что делают дети в интернете (данные по миру)
61% проверяли, какие вебсайты посещал их ребенок
60% проверяли профиль своего ребенка в соцсети
48% просматривали звонки и СМС-сообщения своего ребенка на сотовом телефоне
39% использовали опцию родительского контроля для блокировки, фильтрации или мониторинга на компьютере
16% использовали опцию родительского контроля на мобильном телефоне
16% использовали инструменты мониторинга на мобильном телефоне, чтобы определить, где находится ребенок
Источник: Фонд развития Интернет

Высшая мера

Детали
Лишение детей электронных гаджетов называется страшным термином «цифровая депривация». Как часто прибегают к ней папы и мамы в России?
65% родителей подростков 13–17 лет случалось в качестве наказания лишать своих детей доступа к мобильному телефону или интернету
55% родителей ограничивают время в интернете независимо от поведения детей
Источник: Фонд развития Интернет
источник: «Огонек»
фото:www.cefi.ca
Версия для печати

Комментарии: